«Больному М. П. был 31 год. 23 октября около 15 часов после упорных, но терпимых эпигастральных болей, продолжавшихся весь день, у него появилась жестокая боль в подложечной области, иррадиировавшая в околопозво- ночную область, которой непосредственно предшествовало некоторое недомогание (бледность, холодный пот, тоска).

«Во время моего исследования, т. е. через три часа после того, как он почувствовал боль в животе, как от удара кинжалом, он еще продолжал жестоко страдать, несмотря на инъекцию героина. На его лице ясно отображалась вся тяжесть состояния. Температура была 36,8°, пульс оказался правильным, но малым. Больной жаловался на боль над пупком, несколько справа от средней линии. Живот был равномерно сокращен и не производил дыхательных движений. Стенка живота нигде не поддавалась пальпирующей руке. Боль носила разлитой характер, но была более резкой сверху и справа. Тупость в боковых частях живота и в подвздошной впадине отсутствовала. Предпеченоч- ного тимпанита не отмечалось; имела место необильная зеленая рвота. Итак, признаки диффузного перфоративного перитонита были налицо.

«После опроса больного нельзя было сомневаться в перфорации желудка или двенадцатиперстной кишки.

«В самом деле, в 1916 г. у него впервые появились пищеварительные расстройства (боли подложечкой через час после еды, поздняя желчная рвсга). В 1918 г. была первая кровавая рвота. В 1919 г. имела место сильная кровавая рвота, после которой в течение недели отмечалась кровь в испражнениях. В 1920 г. кровавая рвота повторилась. Эти расстройства, несмотря на серьезное терапевтическое лечение, привели к потере в весе на 10 кг.

«Ввиду имевшихся у больного явлений (перфорация в свободную брюшную полость старой язвы) я решил немедленно сделать операцию.

«Через три часа после перфорации я его оперировал.

«В брюшной полости оказалось большое количество желудочного содержимого.

«Перфорация локализовалась на привратнике, спереди, в центре каллез- ной язвы. Она имела около 3—4 мм в диаметре. Язва была величиной с пятифранковую монету. Перфорация дала выход большому количеству жидкости. Закрытие перфорационного отверстия представляло трудную задачу.

«Трехэтажный шов» дал мне только относительную уверенность. Хотя перфорацию, повидимому, удалось закрыть, но мне хотелось обеспечить этот шов, поневоле сделанный весьма несовершенно, так как нельзя было ни сблизить, ни хорошо погрузить ткань, одновременно мозолистую и рыхлую. Чтобы ничто не тревожило этого шва, чего я опасался больше, чем сужения привратника, я произвел очень отлогую заднюю гастроэнтеростомию (через брыжейку ободочной кишки) на задней поверхности привратниковой части. Это было самым простым моментом операции.

«После туалета брюшной полости я закрыл ее без всякого дренажа.

«Операция дала хорошие результаты».

Второй случай относится к больному, которого впервые исследовали через 12 часов после начала приступа. Начального шока уже не было. Признаки перфорации оказались еще более типичными.

Случай 2. «29 марта 1922 г. в 10 часов вечера меня вызвали в больницу Тенон к больному М. Б., 72 лет.