Так как перитонит, начавшийся, повидимому, в разгаре здоровья, является на самом деле вторичным и развивается на почве вульвовагинальной инфекции, обнаруживаются желтоватые корки присохшего гноя на больших половых губах, сливкообразное, зеленоватое отделяемое между красными и припухшими малыми губами, гнойный колпачок на наружном отверстии шейки матки1. При этом необходимо немедленное исследование гнойного отделяемого.

Ректальное исследование вызывает чувствительность в области дугласова пространства, но не больше. Явное поражение придатков либо имеется, либо отсутствует.

У взрослых встречаются гоноккокковые перитониты другого рода: перитониты вследствие распространения предшествующих поражений. Они отличаются совершенно другим, более тяжелым течением и, вероятно, вызываются смешанной инфекцией. В этих случаях мы имеем дело уже не со вспышкой пельвеоперитонита, которая дает начало или осложняет развитие сальпингита, а с разлитым перитонитом вследствие перфорации или разрыва гонококковых п и о с а л ь п и н к с о в, абсцессов яичника или тазовых абсцессов.

Мы найдем эту форму среди перфоративных перитонитов полового происхождения, хотя в таких случаях мономикробные процессы представляют исключение.

Сначала рассмотрю случаи первичной и временно асептичной перфорации, т. е. самый синдром тазовой перфорации без немедленного развития перитонита. Я имею здесь в виду только перфорации в свободную полость брюшинь.

Примером разрыва негнойной кисты является случай, который мы вместе с Бушаром доложили в 1923 г. в Анатомическом обществе.

«М-м Б. Ж., 25 лет, 26 октября 1922 г. в б часов вечера поступила в отделение М. Риша (Тенон) с сильными болями в животе.

«В полдень этого дня у нее появилась внезапная боль в правом подреберье, которая иррадиировала в плечо. Эта боль, вначале невыносимая (ощущение удара ножом, повторявшееся через короткие промежутки времени), уже не прекращалась, продолжая быть чрезвычайно сильной; сначала она-локализовалась в надпупочной области и правом боку, а к 4 часам пополудни распространилась на весь живот. Три или четыре раза у больной была рвота, не приносившая ей ни малейшего облегчения.

«Температура у нее поднялась до 38,2° пульс малый, частый (130 в минуту). Лицо заострилось, выражало тоску, но не имело анемичной окраски.

«Живот был плоский и крайне болезненный при пальпации на всем своем протяжении. Сокращение также было распространенным, но особенно ригидным в области прямых мышц живота и в подложечной области. Перкуссия обнаружила сохранение печеночной тупости и небольшое притупление в боковых частях живота. Передача бокового щелчка заставляла предполагать жидкость в брюшной полости. Вагинальное исследование обнаружило только мало подвижную матку, напряженные болезненные боковые своды. Из-за деревянного живота нельзя было комбинировать вагинальное исследование с пальпацией в подчревной области. Ввиду этих симптомов мы колебались в диагнозе между разрывом трубы, вследствие внематочной беременности, и перфоративным перитонитом.

«Эта больная лечилась 5 лет назад от легочного туберкулеза. Через б месяцев Ьна выздоровела. Затем у нее появились расстройства на почве анемии мозга, которые на 18 месяцев приковали ее к постели в больнице Сальпетриер. Наконец, последние 6 месяцев она страдала тяжелыми диспептическими расстройствами (почти ежедневная рвота, патологический голод, боли в подложечной области, которые не уменьшались и не усиливались под влиянием еды) и, по ее рассказам, прогрессивно худела в течение года.