Гимбелло оперировал больного по поводу полного синдрома перфорации с «деревянным» животом и болью в подложечной области, иррадиировавшей в правую подвздошную впадину. Он обнаружил мутную жидкость под нижней поверхностью печени, а на передней стороне привратника под беловатыми ложными перепонками имелась уплотненная зона величиной с двухфранковую монету. Несмотря на самые тщательные поиски, нельзя было обнаружить следов перфорации. Быть может, это было только тревожным сигналом?

Хороший совет дает Гибсон: он рекомендует во всех подозрительных случаях вскрывать брюшину под водяной струей: это позволяет обнаружить малейшую фильтрацию газа.

Ошибки могут совершаться из-за ремиссий, о которых мы уже говорили: через 18 часов после начала приступа больной Бреннера, не принимавший опия, уверял, что чувствует себя вполне хорошо, но брюшная полость у него оказалась переполненной жидкостью. Иногда наблюдается нечто вроде свободного интервала, который не должен нас обманывать. Это затишье вводит в заблуждение только невнимательного клинициста.

Вотергауз настойчиво предостерегал от «настоящей опасности,заключающейся в том состоянии, которое известно под именем «периода реакции, свободного интервала». Он приводит два прекрасных примера. Больной был иссдедован терапевтом, который посоветовал ему немедленно поступить в клинику для рентгеновского исследования. Он отправился на почту послать семье телеграмму, но когда он ее писал, у него внезапно наступил приступ жесточайшей боли, сопровождавшейся обмороком. Вотергауз увидел больного через 4 часа после этого. Он сидел, чувствовал себя хорошо и хотел вернуться домой; у него отмечалось только небольшое сокращение в точке Мак Бёрнея. С большим трудом больного удалось уговорить оперироваться. У него оказалась большая перфорация с перитонеальным выпотом.

У другого больного в 9 часов утра появились боли, как при перфорации, и он потерял сознание. В 15 часов он сказал Вотергаузу: «Теперь я чувствую себя совсем хорошо. После того, как вы меня осмотрите, я отправляюсь в контору». У него был только один подозрительный признак—32 дыхания в минуту. В 5 часов я велел отнести его в операционный зал. После этого я встретил дежурного хирурга, который сказал мне: «Ваша перфоративная язва встала на ноги и говорит, что чувствует себя прекрасно». Несмотря на протесты больного, который уверял, что его напрасно хотят оперировать, я сделал операцию и нашел у него 3 пинты жидкости в брюшной полости. Я не мог бы осудить того, кто сказал бы мне, что у этих обоих больных ничего нет. Это доказывает, что возможно необычайное временное улучшение всех

Я не буду подробно останавливаться на особых условиях, способствующих затемнению картины. У больного Вербрике начало заболевания было сходно с плевритом, но его перфорированный желудок частично был эктопирован в диафрагмальную грыжу. У больного Сеттона приступ наступил через два дня после ущемления грыжи (однако у него имелся лейкоцитоз в 23 500 и отмечалось сокращение в надпупочной области). Фарр наблюдал у одного моряка грипп, который начался с жестокой боли в животе, мышечного сокращения и кровавой рвоты.

Теперь я прошу у читателя разрешения привести исключительный случай Дабса.