Приведем замечательный случай Менара, когда, благодаря хирургическому вмешательству через час после прорыва абсцесса, удалось спасти ребенка.

«У 8-летнего ребенка, привезенного в Берк с подозрительной анемией, внезапно появился приступ аппендицита. При исследовании, имевшем места в конце 48-го часа, обнаружено небольшое напряжение живота. При пальпации в правой подвздошной области нашли настоящую подвижную опухоль, мало флюктуирующую, но очень болезненную в точке Мак Бёрнея. Последнее заставило предположить аппендицит. Мочевой пузырь казался довольно большим. Больного подвергли катетеризации, а затем произвели осторожное давление, чтобы содействовать мочеиспусканию. При этом создалось впечатление, что в животе что-то прорвалось, как будто лопнул мешок и ускользнул из-под руки исследовавшего. Больной немедленно выделил через катетер некоторое количество мочи.      )

«У него диагносцировали «разрыв аппендикулярного кармана», и М. Менар решил срочно сделать лапаротомию.

«Стерилизация инструментов и перевязочных материалов едва отняла какой- нибудь час, но за это время облик больного успел измениться. Черты лица вытянулись и исказились. Появилась икота, сильнейшие боли в животе и желто- вато-зеленая рвота.

«На операции подтвердилась правильность диагноза».

А вот менее счастливый случай, который мы заимствуем у Берара и Виньяра.

«Девочка 12 лет возвратилась однажды из школы, жалуясь на неопределенное неприятное ощущение в животе, тошноту и головную боль. Температура оказалась 38,9°. Ее уложили в постель, где она провела около недели, все время немного жалуясь на живот, который был несколько твердым и тимпаничным. Боли казались особенно выраженными вокруг пупка и несколько преобладали с правой стороны. Это заставляло предполагать аппендицит. Но пальпация подвздошной впадины не обнаруживала ни инфильтрата, ни острой болевой точки. Запор прекратился под влиянием слабительного и нескольких клизм. Он сменился колитообразным поносом с тенезмами, ложными позывами, выделением пленок и слизи.

 «Немедленно вызванный хирург констатировал при ректальном исследовании объемистое скопление, которое могло бы изъязвить кишечник, но прорвалось в общую полость брюшины через сращения и спайки. Явления развивались так быстро, что не успели даже сделать срочную операцию».

Повторим слова Жалагье, сказанные по поводу такого рода случаев. «Однажды меня позвали к ребенку, находившемуся в терапевтическом отделении. У него был аппендицит в процессе рассасывания. Разлитой перитонит появился в результате исследований, произведенных несколькими учениками после ухода заведующего отделением и без его разрешения. На следующий день я сделал лапаротомию и ясно увидел разрыв и разлитие ретроцекального абсцесса. В другом случае у 11-летнего мальчика через 6 дней после окончания приступа аппендицита, когда казалось, что всякая опасность миновала, внезапно возникли тяжелые явления. Они были вызваны резкими движениями больного в кровати. Я явился, когда уже было поздно оперировать, и через два дня мальчик погиб. Два других случая имели место при таких же условиях, но в одном летальном случае, который я наблюдал недавно, септический перитонит развился на 22-й день вследствие вскрытия преректального абсцесса, хотя применялось самое рациональное лечение и были приняты все меры предосторожности. После окончания приступа прошло 15 дней и выздоровление казалось несомненным».