«У мужчины, 42 лет, после обильной еды появилась жестокая боль. При исследовании обнаружилась типичная картина перфорации: умеренное общее сокращение, боль при давлении и превосходный пульс. Через два часа наступило значительное ухудшение, боли усилились, появилась рвота, сокращение увеличилось, нос стал холодным, пульс был слабого наполнения.

«Симптомы заболевания легких отсутствовали. Больного оперировали, но не нашли ничего ни в желудке, ни в поджелудочной железе, ни в брыжейке. Живот зашили. В тот же вечер было отмечено притупление в нижней доле правого легкого. Возникли опасения, что операция была сделана больному с начинающейся пневмонией. На следующий день он внезапно умер.

«На вскрытии у него была найдена аневризма аорты с редкой локализацией. Она находилась в соприкосновении с диафрагмой, чем и объяснялись симптомы со стороны брюшной полости, которые привели к диагностической ошибке».

Сначала я приведу два параллельные примера из сельской практики, заимствованные мной у Кастеня и Пайара. В одном случае диагноз не был поставлен, и применялась затемняющая картину симптоматическая терапия. Во вто

ром случае был поставлен правильный диагноз и применялось правильное лечение.

«Несколько месяцев назад мужчина, 35 лет, проживавший в одной из французских деревень, был приглашен в 6 часов вечера соседом „распить кружку вина“. По возвращении домой он через несколько минут почувствовал сильные боли, сопровождавшиеся рвотой, которая состояла из выпитого вина. Окружающие решили, что это отравление, и применяли средства, способствующие рвоте. Затем ввиду того, что врач находился в соседней деревне у других больных, мнимо отравленному вкатили основательную дозу опия и отложили вызов врача на следующий день. Таким образом, врач увидел больного через 14 часов после того, как он почувствовал боль, похожую на удар ножом. В результате хирург имел удовольствие через 4 часа после исследования оперировать гнилостный перитонит, обусловленный перфорацией язвы привратника. Если бы больному не успокоили боль неуместной дачей опия и если бы врача вызвали в тот же вечер, то, без сомнения, операция была бы сделана во-время».

«В той же деревне через несколько месяцев после этого случая д-р Допейру был вызван в б часов утра к больному, который внезапно почувствовал совершенно аналогичную боль немедленно после легкого завтрака, состоявшего из хлеба, сыра и стакана белого вина. Характер боли заставил сразу поставить диагноз перфорации желудка и больной, оперированный в течение ближайших трех часов профессором Пиолле, в настоящее время чувствует себя прекрасно и к нему вернулась полная работоспособность».

Форг уточнил для практических врачей моменты, на основании которых следует ставить положительный диагноз.

«Практические врачи должны усвоить, что перфорация желудка или двенадцатиперстной кишки при немедленном диагнозе и хирургическом вмешательстве в течение первых шести часов излечивается в настоящее время в 9 случаях из 10. При операции до двенадцатого часа исцеление наступает в 7—8 случаях из 10. Время служит здесь основным условием успеха. Гастродуоденальная перфорация в свободную брюшную полость при отсутствии срочнейшей операции влечет за собой безусловную смерть От а чл ь- гидного коллапса в течение двух или трех дней.