В июне 1931 г. Дюваль и Амелин в хирургическом обществе скова подняли вопрос о бесспорном общепризнанном преимуществе ранней операции в течение 24 первых часов после начала приступа и о не менее бесспорной опасности выжидательного лечения.

«Единомыслие хирургов всего мира на этот счет таково, что нам почти совестно возвращаться к этому вопросу. Однако предстоящая чрезвычайно важная дискуссия заставляет нас снова забить тревогу. Хотя все хирурги являются сторонниками ранней операции, но они вместе с тем знают, что терапевты не признают ее неоспоримого преимущества и что публика не имеет представления об ее преимуществах».

Дискуссия, возникшая после важного сообщения Дюваля и Амелина, показала, что на 2 000 больных парижских больниц смертность составляла 8—9%. Это расплата за слишком позднее хирургическое вмешательство при остром аппендиците! Из 2 ООО операций только треть была произведена в первые 24 часа после начала приступа. Своевременное вмешательство дает лучшие результаты. В Бресте Пуликен оперировал в первые 24 часа 95 из 100 больных острым аппендицитом. В Сент-Мало из 175 больных Ферри погибло только двое.

Дюваль приходит к следующему выводу: «Всякий приступ аппендицита, каким бы доброкачественным он ни казался вначале, может внезапно перейти в самый тяжкий аппендицит. Нет терапевтического лечения острого аппендицита. Лучшее лечение заключается в операции в первые 24 часа».

Всякий раз выражается сожаление по поводу запоздалого оперативного вмешательства. Тице, изучая статистику Лейпцига и показав снижение смертности от аппендицита с 22% в 1895 г. до 12% в 1913 г. и 5% в настоящее время, находит, что эта последняя цифра все-таки слишком высока. При немедленной операции смертность составляет от 1,4 до 2,5%. Но при запоздалых операциях и аппендицитах, находящихся «под наблюдением», смертность поднимается до 12%. Однако промедление иногда бывает связано с запоздалым вызовом терапевта и еще чаще с запоздалым обращением к хирургу.

Симптомы острого приступа аппендицита могут быть разделены на две группы: на симптомы, заставляющие обратиться к врачу (признаки вызова или анамнестические признаки), и симптомы, обнаруживаемые врачом во время исследования (признаки исследования или объективные признаки).

К ним относится боль, рвота, кишечные расстройства и лихорадка.

Боль. Самопроизвольная боль носит постоянный характер, появляется рано, но бывает различной интенсивности. Нам приходится также говорить о случаях, которые вовсе не сопровождаются болью. Однако эти случаи представляют исключение. Как правило, заболевание начинается с боли.

Из продромальных явлений могут иметь место вялость, тяжесть в подложечной области, затруднение при сгибании правого бедра, напряжение в правой подвздошной области.

По крайней мере в одном из двух случаев боль внезапно возникает, как от пистолетного выстрела, которая заставляет больного прервать работу, остановиться, прекратить игру, не окончить начатого движения.

Чаще всего эта боль появляется в правой подвздошной впадине, более редко в подложечной или пупочной областях, еще реже—в поясничной или паховой областях, а в исключительных случаях—в левой подвздошной впадине, в правом подреберье или в лопатке.

Боль в правой подвздошной области нередко иррадиирует вниз—в тазовую область и бедро или же назад—в поясницу.

Она характеризуется различным образом: как колющая боль, рвущая, жгучая и т. д.