«На вскрытии в перитонеальной полости было обнаружено значительное количество коричневатого, гомогенного, незловонного гноя. Газ отсутствовал. Ретроцекальный червеобразный отросток и слепая кишка оказались здоровыми. На 30 см выше окончания подвздошной кишки была найдена причина перитонеальных явлений. Через круглое отверстие размерами в 3 мм из просвета кишечника вышла аскарида длиной в 15 см. При поднятии склеившихся кишечных петель были найдены две других глисты, упавшие в малый таз. Кишечная стенка, где локализовалась перфорация, имела цвет мертвого листа. Она оказалась гангренозной и перфорированной. В просвете кишечника были найдены еще две аскариды.

«Наконец, маленький больной еще до операции выделил с рвотными массами двух аскарид».

Второй пример приводит Бек:

«У 11-леслей девочки внезапно появился приступ сильной боли и рвоты. Сначала диагностировали аппендицит. Живот был напряжен, вздут и сокращен. Бек сделал лапаротомию. Подвздошная кишка оказалась расширенной и наполненной массой кишечных червей. В некоторых точках стенка кишечника истончилась и неминуемо грозила перфорация. Ни в одном месте нельзя было обнаружить спазма. Наиболее измененная часть подвздошной кишки длиной в 1,25 м была удалена, но в соседних сегментах кишечника паразиты остались.

«В резецированной петле оказался клубок из 356 аскарид. Закупорка была чисто механическая. Девочка совершенно выздоровела».

Если у ребенка, особенно у мальчика, имеется острый перитонит и отсутствуют все важные диференциально-диагностические моменты: травма, брюшной тиф, инвагинация, туберкулез, аскариды, кишечное кровотечение, то этот перитонит почти всегда бывает аппендикулярным. У маленьких девочек следует учитывать возможность пневмококкового, гонококкового и стрептококкового перитонита. В двух особых главах я подробно остановлюсь на перфоративных перитонитах, появляющихся у ребенка на почве иерфоративной язвы желудка, двенадцатиперстной кишки и мекке лева дивертикула.

Серьезность острого аппендицита у беременной женщины в настоящее время хорошо известна, особенно после сообщения Медицинской академии в 1900 г. случаев Пинара. Приведем один из них. Он до сих пор еще остается поучительным.

«В прошлом году меня вызвали ночью к молодой женщине, на исходе беременности, у которой, как мне сообщили, имелся разлитой перитонит вследствие разрыва матки.

«Собрав самые подробные сведения, я быстро убедился в том, что у нее не разрыв матки, а аппендицит.

«Так как я не мог отлучиться, то меня заменил один из моих учеников. По приезде к молодой женщине он подтвердил мой диагноз и констатировал наличие острейшего перитонита и всех признаков общей токсемии. Температура у больной была 41,8°.

«Роды уже начались. Коллега справедливо рассудил, что нужно начать с опорожнения матки. Больную анестезировали и легко извлекли ребенка, который живет и хорошо себя чувствует по сей день. После извлечения больной немедленно сделали операцию. Из отверстия брюшины вышло около 500 г серозного гноя, содержавшего беловатые сгустки. Кишечные петли были склеены

и покрыты ложными перепонками. Червеобразный отросток имел И см в длину и 2 см в диаметре. Он оказался гангренозным с перфорацией у основания величиной в 2 см. Внутри него был найден каловый камешек величиной с фасоль.