В 1896 г. Гинар говорит об этом признаке с большой настойчивостью, опираясь на случай ушиба живота, в котором дежурный врач Робино, а на следующий день старший врач Кеню не усмотрели ничего угрожающего, тогда как он, будучи дежурным хирургом, настоял на операции и доказал ее своевременность: «Я констатировал два симптома, которым придаю основное значение: это предпеченочный тимпанит и мышечное сокращение брюшной стенки. Знаю хорошо, что эти признаки известны и я ничего нового не сообщаю. Но я хочу выделить их из списка признаков, перечисленных классиками, и отвести им особое место. По моему мнению, они являются абсолютно патогномоничными для кишечной перфорации».

В диссертации 1896 г. швейцарец Акерман хорошо описывает сокращение: «Ригидное сокращение брюшной стенки—это самый важный из всех признаков перфорации. Он почти наверняка говорит о проникновении инфицированных масс в брюшную полость. Здесь идет речь не о простом западении стенки живота, при котором мышцы играют пассивную роль, а об энергичном сокращении этих мышц, которое препятствует всякой пальпации и с трудом прекращается даже в глубоком наркозе».

В 1897 г. Демон, докладывавший на хирургическом конгрессе в Париже об ушибах живота, дал блестящее описание симптома сокращения. После Гинара, крестного отца «деревянного» живота, это было вторым настойчивым призывом к клиницистам. Описание Демона заслуживает, чтобы его постоянно перечитывали.

«Один симптом встречается наиболее часто и имеет решающее значение. Я говорю о ригидности живота, несколько напоминающей трупную ригидность; о выраженном напряжении брюшной

стенки, которая иногда сопровождается умеренным вздутием, а иногда, наоборот, уплощением и дажезападением живота и не уступает давлению пальпирующей руки хирурга. При пальпации это напряжение еще усиливается и становится еще более болезненным. Живот тверд, «как дерево». Этот резко выраженный симптом указывает на определенное висцеральное поражение. Обладай я достаточной смелостью, я бы позволил себе утверждать, что он служит доказательством разрыва полых органов. В других случаях сокращение брюшной стенки носит менее выраженный характер и обнаруживается только при давлении. Живот, как говорится, «защищается». Но и в ослабленной степени этот признак имеет не менее важное значение».

Гартман, дважды возвращавшийся к вопросу об оперативных показаниях при ушибах живота (1898 и 1601), объявляет сокращение обязательным и достаточным симптомом. «Тяжелые случаи характеризуются симптомом, который служит показанием к операции: этот симптом—сокращение брюшной стенки. Я и мой ученик Госсе неизменно констатировали его. Если же он отсутствовал, то случай не был тяжелым». Одно наличие этого симптома считать показанием к немедленной операции—вот чего требовал и неуклонно добивался Гартман, пока шли разговоры о «несостоятельности клинического исследования» и о «выжидании в неясных случаях возникновения общих явлений». В главе об ушибах живота мы более детально остановимся на этой важной исторической фазе развития учения о «деревянном» животе во Франции.