Не следует быть скептиком, надо повторять и считать истиной то, что Уинслоу говорил в 1921 г.: «Надо всегда оперировать. Мне никогда не приходилось видеть спонтанного излечения прободения полого органа. От лапаротомии не погиб ни один из оперированных мною и, наоборот, двое умерло, потому что кишечное прободение осталось незамеченным».

Мне надлежало указать вам эту истину в порядке дидактическом. Указывать же, какие военные и санитарные мероприятия необходимы, чтобы возможно было осуществлять ее на практике,—дело не мое.

Необходимо оперировать и надо поставить ран е- ного в условия, делающие возможной не только раннюю, но немедленную операцию. И также необходимо, чтобы он попал в руки хирурга, которому" хирургия не чужда.

Улучшатся ли результаты? Получатся ли когда-нибудь цифры, более утешительные, чем те, которые я указал вам? Могу ли я закончить доклад свой выражением этой надежды? Может быть.

Была ли хирургическая техника всегда на такой высоте, на какой она должна была быть, и прежде чем бросать обвинения лапаротомии в неблагоразумии или в ошибках, не правильнее ли было бы обвинить в этом лапарото- мистов?

Результаты операций, сейчас столь неполные, недостаточные, без сомнения, станут лучшими при прогрессе техники. Заимствую эти ободряющие слова у Ж. Л. Фора. Всем известно, что он пламенный и красноречивый защитник широкого дренажа по Микуличу при многих абдоминальных операциях.

Он составил статистику ранений живота, оперированных и дренированных fio неустанно повторяемым им правилам, на основании наблюдений Павео Мартена, Ботро-Русселя, Банзе и Пильвена.

Цифры совершенно не похожи на те, которые мы видели до сих пор: процент выздоровлений поразителен: от 80 до 90.

Заканчивая, выразим пожелание, чтобы, не спеша, был собран ценный, -обильный материал и хорошо обработан и чтобы в этом выявился тот ободряющий прогресс, на который мы пока еще только надеемся1.

Для всякой раны важнее всего ранняя операция. При некоторых повреждениях опасность возрастает регулярно с часу на час, и за 10, 12, 20 часов положение может стать трагическим. В практике мирного времени важно указать еще на следующее обстоятельство: ничто не сказывается так гибельно на судьбе раненого, как толпа присутствующих, где каждый считает своим долгом высказать свое мнение, а также и споры несогласных между собой врачей, напоминающие дебаты наших коллег из пьесы Мольера. Как часто какой-нибудь бездомный, раненный в драке, подобранный на улице и доставленный в больницу находит там ту удивительную, скорую помощь, которую больной, багатый или известный человек, окруженный болтунами, усердствующими или слишком .многочисленными советниками, получает лишь с прискорбнейшим запозданием!