«У некоторых больных происходит маленькая перфорация, которая закрывается, причем наступает ремиссия признаков. Мне удалось доказать наличие такой перфорации у одного больного, отказывавшегося от операции. Рентгеновское исследование обнаружило у него небольшое количество свободного воздуха в брюшной полости» (Гибсен).

Такое доброкачественное течение чаще всего объясняют пустотой желудка в момент прободения.

Но обычным результатом неоперированных гастродуоденальных перфораций является смерть.

Смерть, ужасная по своей быстроте (48 часов) и по ясности сознания больного, наступает в 95 случаях из 100.

Зингер (Чикаго) много раз высказывался против общераспространенного мнения, что тяжелейшее течение является правилом. Он собрал 40 случаев самопроизвольного исцеления прободной язвы. Эти случаи подтвердились либо благодаря оперативным находкам через несколько дней или месяцев после приступа, либо благодаря рентгеновскому обнаружению пневмоперитонеума или язвы у больного, перенесшего острый брюшной синдром. По мнению Зингера и Вогана, наряду с обычной формой, сопровождающейся перитонеальной реакцией, существует стертая форма с локализованной и регрессивной перитонеальной реакцией. Они считают, что обе формы встречаются почти одинаково часто и что самопроизвольное исцеление острых перфораций представляет обычное явление. Однако они согласны с тем, что эти несомненные клинические и рентгенологические факты не должны ничего менять в современных терапевтических установках и в принципе крайней хирургической срочности с момента установления диагноза. Рентгеновское исследование и оперативные находки подтверждают, что перфорации язв встречаются еще чаще, чем показывают новейшие статистические данные; об этом необходимо помнить в случаях с мало выраженной симптоматологией.

 «Если перитонит и в настоящее время является таким тяжким и опасным заболеванием, то это происходит оттого, что врачи вместо немедленного направления больного в хирургическое отделение часто теряют драгоценное время

на смягчение боли морфином и на местное применение льда, в результате чего поражение распространяется на общую брюшную полость. Это делает гадательным всякое хирургическое вмешательство. Мне скажут, что эти рассуждения банальны, и будут, конечно, правы. Я готов был бы извиниться за них, если бы повседневная практика не показывала, что эти ошибки попрежнему совершаются. Несмотря на все сказанное, за последние десять лет больные продолжают гибнуть по вине тех, кто теряет драгоценное время на симптоматическое лечение».

Так говорит Лесен в своей работе (1912), которая привлекла большое внимание к этому вопросу, если судить по количеству случаев, опубликованных до и после нее.

Самая ясная и выраженная картина перфорации наблюдается вначале. В первые шесть часов она часто носит явный характер, и в этот период имеются блестящие шансы на выздоровление.

Для убедительности напомним, что по последним статистическим данным при оперативном вмешательстве до шестого часа выздоравливает от 75 до 100% больных. Нужно также напомнить, что после двенадцати часов выздоровление наступает только в одном случае из двух, а после двух дней—в одном случае из пяти.

Таким образом, у терапевта, назначающего больному лед, морфий и диэту и откладывающего уточнение диагноза до следующего дня, умирает 3 больных из 4. Терапевт, который, видя больного с общим и непреодолимым сокращением брюшной стенки, .медлит с вызовом хирурга и еще назначает симптоматическую терапию, ничего не понимает в патологии брюшной полости.