Симптомы этих сверхострых заболеваний, к счастью, обыкновенно так отчетливы и общий облик их так ясен, что хирурги теперь почти всегда легко разбираются в них. И, наконец, очень часто колебания, предшествующие направлению больного к хирургу, длятся так долго, что ничто,

кажется, не в состоянии оправдать малейшего добавочного промедления. Но какое значение имели бы все эти возражения, если бы оборудование, необходимое для неотложных операций, соответствовало последнему слову специальной техники1, если бы было сделано возможным теснейшее сотрудничество хирурга и рентгенолога, если бы и тот, и другой одновременно приглашались бы к больному! Разве те, кто вначале возражали против рентгена, не были вынуждены стать более сговорчивыми при случаях острого внедрения кишок, разве метод рентгенодиагностики, который иные так строго осуждали и отвергали, не оказался сверх всего прочего еще и довольно действенным терапевтическим методом и во всяком случае полезнейшей предоперационной мерой предосторожности?

Но и для хирурга, уже искушенного в этих неотложных диагнозах, остается много темных случаев и отказываться от нового вспомогательного средства— полнейшее безрассудство. Есть случаи, требующие повторных клинических исследований даже у самых решительных, скорых на руку хирургов. Обычно эти исследования, как этого требуют классические традиции, производятся через каждые четыре или через каждые шесть часов. Но ведь кто не знает, что за четыре или за шесть часов перитонит, вызванный прободением, может тяжело осложниться? Прикрытое прободение может широко вскрыться, перитонит с подпеченочным или ретроцекальным выпотом может стать общим или же этот выпот, бывший предварительно асептическим, может перестать быть таковым.

Если терапевт и хирург знают, что рентгеновское исследование может быть произведено безукоризненно при незначительном перемещении больного и без всякого напряжения с его стороны и что оно может пролить полный свет на их случай, то как могут они не прибегнуть к нему и не пожелать немедленнейшего осуществления его, вместо того чтобы дожидаться истечения шести часов для нового клинического исследования (если не двенадцати часов или целой ночи)?

Это рентгенологическое исследование больного, страдающего прободным перитонитом, может отнять не больше, скорее даже меньше, пяти минут и дать за это время абсолютную достоверность, неоспоримое доказательство необходимости операции, прекратив бестолковое и бесполезное словопрение и всяческие колебания.

Есть случаи, где подтверждающий ответ рентгенолога предваряет тот, который клиницист мог бы получить сам, предоставленный своим собственным методам исследования. 25 положительных случаев Вогана (из 29 первых случаев его) были распознаны несколько часов спустя после прободения, 1 случай—даже два часа спустя. Коттль и Спалдинг наблюдали среди морского экипажа военного флота Тихого океана во время плавания 8 случаев прободных язв за год. Во всех случаях рентгеноскопия облегчила и подтвердила диагноз, и авторы указывают, что предпеченочная звучность запаздывала, не успев обнаружиться с той же быстротой. Больные были все оперированы на госпитальном судне до истечения десятого часа.

Тодд (Todd) писал, что рентгенография кажется ему при травмах живота столь же важной, как и при диагнозе переломов, и что спустя час после поранения задолго до появления каких-либо клинических симптомов она может дать достоверные указания.