При пневмоперитонеуме, под двумя ясно вырисовывающимися тонкими линиями диафрагмы, справа виден газовый полумесяц, слева—светлое изображение, верхушка которого образует правильную кривую, а нижняя часть более или менее сливается с воздушным пузырем желудка, обычно незначительных размеров, причем селезеночный угол обычно прекрасно выделяется. Если в изображении имеются все детали, которые мы только что описали, то рентгенологические симптомы могут быть легко подмечены и едва ли ускользнут даже от мало искушенного в этих вопросах врача ( 99 и схема). Диафрагма имеет вид полоски с очень ясными контурами шириной не больше 3—4 мм, отделяющей светлое легочное поле от газовой массы, еще более светлой.

Если больного исследуют в лежачем положении на левом боку, газовый поддиафрагмальный полумесяц отходит кнаружи и, таким образом, печеночная тень явно отодвигается чрезвычайно характерной светлой подреберной зоной ( 100). В этом именно положении лучше всего заметна вогнутая книзу линия газового полумесяца. Второе преимущество боковой рентгенографии при лежачем положении больного на спине состоит в том, что иногда таким путем удается найти свободный газ, оставшийся незамеченным при фронтальной рентгенографии. Уже Пендерграсс рекомендовал это положение больного, но дает ли это возможность отличить с уверенностью нормальные светлые места кишечника от светлых пятен свободного газа?

Хотя много авторов указывали, что прободение вызывает почти полную иммобилизацию диафрагмы, мы не нашли ни разу этого симптома у 17 больных, которых мы исследовали в течение последних 2 лет. Равным образом в случае Бурда и Жиро ясно виден правый полукупол диафрагмы, вырисовывающийся в виде кривой линии, легко перемещающейся вслед за дыханием; ниже ее светящийся полумесяц в 2 см в высоту, отделяющий диафрагму от печени и доходящий почти до срединной линии. Правда, иногда заметно некоторое ограничение дыхательных экскурсий, связанное, как кажется, с контрактурой живота, но мы не думаем, чтобы появление свободного газа в брюшной полости, часто в ничтожном количестве, могло бы являться с самого же начала обычным препятствием для свободного движения диафрагмы. Если газа много, то при лежачем положении больного видно, как светлая полоса проникает впереди печени и «выпирает вперед брюшную стенку» (прекрасные снимки в книге Ассмана).

Если в брюшную полость вслед за газами врывается и жидкость, то, кроме ставшего уже классическим изображения газового полумесяца, светлого серпа, появляется также и жидкостный уровень, который более или менее легко заметить,—уровень, из которого точно выплывает купол печени, отделившийся от диафрагмы ( 101).

Вот история этого случая в сокращенном виде.

«Наш коллега приглашает одного из нас в 18 часов, чтобы исследовать под экраном больного, у которого несколько часов назад произошло прободение и состояние которого пока делает еще возможным рентгенологическое исследование. Мы исследуем его в вертикальном—стоячем—положении, даже не поддерживая его за плечи,—настолько хорошо было его общее состояние. Пригла-

шенный на консультацию проф. Дюваль присутствует при исследовании. Мы увидели совершенно ясно правый газовый поддиафрагмальный полумесяц, очень небольшой левый поддиафрагмальный полумесяц, расположенный ближе кну- три, и справа несомненный наружный уровень жидкости, поднимающийся кверху при вдыхании и опускающийся книзу при выдыхании. При этом купол диафрагмы то показывался, то исчезал. Узнав быстро и несомненно, что имеется жидкость, хирург мог принять все предосторожности, чтобы жидкость не могла попасть в нижний этаж живота и взять некоторое количество ее для анализа».