«Несмотря на радикальную операцию, сделанную через 24 часа после начала явлений, больная умерла.

«Я считаю полезным опубликование подобного рода случаев Они хорошо показывают опасность терапевтических методов, которые считаются безопасными на том основании, что не требуют ни общей анестезии, ни кровавого вмешательства. В действительности они являются безопасными только в случае разумного применения при точных показаниях и после полного гинекологического исследования опытным хирургом. Без этого они могут оказаться гораздо более опасными, чем кровавое вмешательство».

Лежар имел полное основание писать: «Признаюсь, что мне непонятно, как можно было думать об исключении пельвеоперитонита из патологии тазовой полости. Пожалуй, это можно рассматривать как законную реакцию в эпоху, когда удалось осветить вопрос о воспалительных процессах в тазу и когда был распознан сальпингит. В настоящее время, когда, благодаря лапа- ротомии, нам так часго приходится убеждаться в наличии этого поражения, почему не сохранить за тазовым перитонитом принадлежащего ему по праву большого места? Что касается тазовых абсцессов, то разве не доказано, что известное число этих скоплений не локализуется ни в растянутой фаллопиевой трубе, ни в овариальном мешке, что вся их стенка состоит из сращений и ложных перепонок. Это—интраперитонеальные абсцессы, и процесс их осумкования, растяжения и развития соответствует локализованным нагноениям брюшины».

Лежар приводит в пример молодую женщину, срочно оперированную по поводу тяжелых острых явлений, наступивших после аборта. При лапаротомии было обнаружено скопление полутора литров гноя вокруг большой красной матки и две инфицированные трубы, однако без пиосальпинкса.

Терапевты и хирурги должны хорошо знать, какой риск диффузного перфоративного перитонита представляют эти скопления, недоступные для кольпо- томии и обладающие хрупкой стенкой. Инфекция их вирулентна, и содержимое опорожняется под влиянием травмы.

Приведу пример, демонстрирующий как тяжесть, так и упорство этих поражений. Я лечил молодую женщину с тазовой инфекцией и дважды посредством кольпотомии опорожнял значительное скопление. Со времени снятия последнего дренажа прошло уже 8 дней, но внезапно температура, которая в течение 2 недель была нормальной, поднялась, несмотря на непрекращавшееся лечение льдом. За больной следил опытный гинеколог, но на третий день этой лихорадки его пригласили ввиду внезапных болей, которые были сильнее, чем когда бы то ни было. Он сразу диагносцировал перфорацию и вызвал меня. Я был у больной менее чем через час.

Благодаря прозорливости врача нам удалось оперировать ее через 2 часа после первых болей. Я нашел диффузный перитонит с большим количеством гнойной жидкости и разрыв предматочного мешка величиной с апельсин. Обе фаллопиевы трубы оказались спавшимися; посредством двух кольпотомий я опорожнил заматочный мешок и пиосальпинкс. Через два часа после перфорации эта женщина находилась в самом плачевном состоянии: у нее были циано- тичные конечности и пульс едва прощупывался. Я ограничился широким дренажем с тампоном по Микуличу. Постепенно больная выздоровела. По истечении б месяцев вагинальное исследование ничего не обнаружило вокруг матки, ставшей подвижной, и вокруг неприпухших придатков. Если бы лечащий врач потерял несколько часов, больная погибла бы.