При исследовании ушибов живота возникает проблема клинического характера: поврежден ли какой-нибудь внутренний орган. При ранах живота вопрос касается не клиники, а терапии. Часто имеется явное повреждение внутреннего органа. Что лучше—оперировать или не оперировать? Я покажу вам, что эта дилемма еще не так устарела, как кажется, и что в ней вся суть вопроса г.

Есгь проникающие раны и есть непроникающие р а ны. Когда ранена пристеночная брюшина, рану называют проникающей. Рана, безразлично проникающая или непроникающая, может сопровождаться или не сопровождаться повреждением внутренних органов. При повреждениях органов может быть одно или много повреждений, может быть поврежден один орган или несколько.

Начну с легких случаев. Даже во время войны наблюдались непроникающие ранения живота. Помнится, я нашел в воспоминаниях овойнеЛежара следующий счастливый пример: Бриан осматривает госпиталь Лежара. Ему показывают раненого, в поясе которого было зашито несколько золотых монет, защитивших таким образом его живот. Эгот спасительный щит, в Нс-цы дни удел, увы, одних нумизматов, дал Бриану случай остроумно и в надлежащем тоне заметить: «Видите, голубчик, как хорошо всегда иметь при себе немного денег». Раны брюшных стенок не представляют интереса для нас, . по крайней мере сегодня. Мы можем легко представить себе возможные повреждения: кровотечения вследствие поранения надчревной артерии, инфекционное осложнение вследствие газовой гангрены, эвенграцию вследствие полного и достаточно большого разрушения стенок живота и т. д. Точно так же и в практике мирного времени наблюдаются обширнейшие повреждения, как, например, в случае, который приводится повсюду: молодой крестьянин, упав, наткнулся на прут. Прут проник в живот около промежности и, не задев ни одного органа, прошел внутри его вплоть до II ребра.

Проникающие раны без повреждения внутренностей могут быть всякого рода, но их можно подразделить на две большие категории: простые раны и раны, осложненные травматической грыжей.

Старые авторы былитактвердо убеждены в том, чтожвот плотно, до отказа, набит внутренностями, что даже и не могли представить себе, как может проникнуть оружие в брюшную полость, не ранив их. Но такие раны встречаются, и примеров такого рода ранений острым орудием немало (с чем все уже согласны), начиная хотя бы с классического случая того апаша, который при попытке бежать был пригвожден штыком к земле и выздоровел на четвертый день.

В Италии всякого рода драки и ножевые раны так часты, что создалось наименование «итальянского» удара ножом. В госпиталь в Палермо за 10 лет поступило более 2 000 раненых, причем в 307 случаях внутренние органы были не повреждены.

Пули и ужасные новые военные снаряды также могут ранить, не повредив внутренних органов. Наблюдения Рувилуа и Уоллеса окончательно уста1 о- вили это г факт. Мне придется еще вернуться к этому, но замечу уже теперь, что военный снаряд в одном случае пробил насквозь живот, не задев внутренностей, и что выздоровление этого раненого не может быть занесено в актив воздержания о г операции.

Еще шаг дальше—эта рана без повреждения внутренностей, но осложненная травматической грыжей, грыжей наиболее подвижных органов живота—сальника и тонких кишок. Чаще встречаются грыжи сальника; они до того часты, что некоторые авторы, удивленные и умиленные, поговаривали даже о «разумности» этого органа, предусмотрительно закупоривающего, подобно пробке, раны, чтобы предохранить их от инфекции или «являющегося тотчас же, подобно первому пожарному, тушить огонь» (Кир- миссон).