«Признак Блюмберга легко обнаруживается при аппендиците. Пальпирующая рука неподвижно давит на одно место, а затем сразу отнимается. Производимое при этом сотрясение причиняет больному острую боль. Эта боль была описана Блюмбергом и, повидимому, вызывается косвенным шоком.

«Я могу подтвердить наличие этого признака не только при аппендиците, но и во всех случаях раздражения брюшины. Уже Блюмберг указал на общий характер этого признака, но я не думаю, чтобы до сих пор им пользовались применительно к перфорациям желудка.

«Терапевтам в общем редко приходится наблюдать перфоративную язву. За три и три четверти года мне попались четыре еще сьежих случая и пятый уже иноперабильный, где признак Блюмберга обнаруживался во всех частях живота.

«В этих четырех случаях признак Блюмберга локализовался в подложечной области, особенно с правой стороны, причем замечу, что в трех случаях, где боль при ощупывании не была выражена, боль при резком отнятии руки носила очень острый характер.

«При скрытых перфорациях этот признак отсутствует. Я констатировал его в трех случаях гастропанкреатической перфорации.

«Так как этот признак никогда меня не обманывал, то полагаю, что хирургам нужно было бы изучить его на более обширном материале».

Много ли еще встречается неясных случаев? Должны ли мы верить тем, кто считает «стертые формы» (неясно выраженные) частыми, как это, например, делают подробно изучившие их Зингер и Воган?

Эти авторы в течение трех месяцев собрали 14 случаев стертых форм и 12— классических форм. Они не осмеливаются делать выводы из этих цифр и утверждать, что стертые формы представляют самое частое явление, но они наста и-

вают, что ошибочно считать эти формы редкими. Я лично думаю, что стертые формы встречаются реже, чем это заставляет предполагать несовершенное исследование. Чтобы убедиться, что бурные «явные» формы представляют обычное явление, достаточно проследить значительную убыль случаев поддиафраг- мального абсцесса.

Но мы не должны пренебрегать указаниями Зингера и Вогана. Они справедливо предостерегают относительно скрытых случаев. И все же, когда я читаю описание того, что они называли стертыми формами, когда передо мною стоят такие фразы как: «Жестокая подложечная боль заставляла больного сгибаться и извиваться как бы в агонии,. больной обычно производит трагическое впечатление,. если больной исследуется в первые часы, то у него обнаруживается ригидность брюшной стенки», то я вижу в этом довольно красноречивые признаки и не могу не удивляться тому, что дежурные врачи принимали всех этих больных в терапевтическое отделение.

Те случаи, которые Зингер и Воган называют стертыми, довольно часто (если судить по их описанию) были классическими случаями прободения. «Как можно,—говорят они,—подозревать в такую минуту, что в брюшной полости произошла катастрофа?» Но повторяем, что Дьелафуа уже давно разобрал этот вопрос в блестящей классической лекции.

Конечно, имеется достаточно причин, вследствие которых некоторые формы перфоративной язвы после острого начала принимают более спокойное течение. Это—околокардиальные формы, перфорации задней стенки и особенно прикрытые перфорации.

Из числа этих перфораций с замаскированной симптоматологией я хочу отвести особое место прикрытым и задним перфорациям.