Туберкулез брюшины иногда появляется так внезапно, что даже самый опытный хирург может впасть в ошибку. Из различных форм туберкулеза брюшины—т ифоидной, перивисцеральной и перитонит и- ч е с к о й—я коснусь только последней. Для иллюстрации возможной здесь ошибки достаточно двух или трех примеров. Но с тех пор как хирурги стали придавать особенное значение сокращениюи считать его самым надежным признаком острых перитонеальных инфекций, возможность этой ошибки уменьшилась; хотя туберкулез брюшины иногда сопровождается лихорадкой, рвотой, вздутием живота, болью, но при нем чрезвычайно редко наблюдается «деревянный» живот. Все же следует вспомнить ошибки, допущенные .известными хирургами, а также указать на случай, приведенный Маэсом (Maes) (милиарный туберкулез с «деревянным» животом).

В-случае Кеню первые симптомы перитонита симулировали приступ острого аппендицита. «Больная была хрупкой и очень нервной девочкой 12 лет. Внезапно, без всяких продромальных явлений, она почувствовала острую боль в животе, главным образом в правой подвздошной области; одновременно отмечалось вздутие живота, прекращение отхождения газов, рвота, умеренное повышение температуры, учащение пульса».

«Лечащий врач предположил у больной приступ аппендицита и пригласил на консультацию проф. Гютинеля. Последний не выразил никакого сомнения в диагнозе и, ввиду серьезного характера симптомов, порекомендовал хирургическое вмешательство.

«Я в свою очередь исследовал больную и поставил тот же самый диагноз острого аппендицита. Немедленно (в пятницу вечером) я произвел классический разрез вдоль внешнего края прямой мышцы живота; после вскрытия брюшины вылилась светлая жидкость; я дошел до слепой кишки и червеобразного отростка и к своему удивлению не обнаружил в подвздошной области никакого инфильтрата; при этом оказалось, что поверхность серозной оболочки усеяна чрезвычайно маленькими, почти прозрачными, серыми милиарными грануляциями. Я закрыл брюшную полость наглухо, без дренажа. Боли в животе тотчас же успокоились, рвоты прекратились, температура пала и на следующий день начали отходить газы.

В субботу состояние больной было вполне удовлетворительным. В воскресенье симптомы со стороны брюшной полости продолжали ослабевать, но появилась упорная головная боль и снова повысилась температура. В понедельник утром проф. Гютинель обнаружил признаки гиперемии мозговой оболочки, повидимому, обусловленные вспышкой туберкулезного процесса.

В тот же день ребенок умер» (Кеню).

Такую же ошибку допустил Лежар.

«Женщина, 40 лет, поступила в марте 1896 г. в больницу Божон по поводу тяжелых перитонеальных явлений, повидимому, аппендикулярного происхождения/

«Заболевание началось внезапно 4 или 5 дней назад с болей и рвоты. В анамнезе больной, поскольку можно было судить по ее рассказу, не было никаких серьезных моментов. Рвота продолжалась и сделалась частой, зеленоватой, наконец, почти совершенно зеленой. У больной был упорный запор, но без настоящего калового застоя, так как отхождение газов продолжалось и клизмы выводили немного плотных испражнений.

«Когда я увидел ее, перитонит был уже в полном разгаре: живот оказался вздутым и болезненным по всей поверхности, особенно в правой подвздошной области. В этом месте при пальпации, впрочем, очень затруднительной вследствие боли, обнаруживалась какая-то глубокая, плохо контурированная опухоль, которая по своей консистенции сильно отличалась от соседних частей. Язык был сухой, пульс малый, 120 в минуту; температура 38,5°, общее состояние очень плохое.