У детей развитие инфекции в сторону нагноения, гангрены и перфорации происходит быстрее, чем у взрослых. В течение нескольких часов образуется нагноение червеобразного отростка, гангренозная бляшка и гной изливается в полость брюшины. Один автор, написавший хорошую статью о минимальном синдроме острого аппендицита, требует, чтобы врач навещал своих больных каждые 12 часов, но это слишком большой промежуток времени. В одну ночь приступ, кажущийся банальным, может перейти в токсический гнилостный перитонит. Нужно навещать больного каждые два часа и стремиться уточнить диагноз. Многие дети погибали оттого, что операция с вечера откладывалась на утро следующего дня. Врачи, признававшиеся в своих ошибках, оказывали науке большую услугу. Приводим случай Саварио (Savariaud): он опубликовал его как пример хирургического промедления, сыгравшего для ребенка роковую роль.

«9 ноября 1911 г. мой друг д-р Трамон срочно вызвал меня к 11-летней девочке, у которой за 24 часа до этого был сильный приступ аппендицита. Ввиду повышения температуры, учащения пульса и изменения черт лица мой коллега предположил тяжелую форму. К моему приходу боль немного уменьшилась; она не выходила за пределы правой половины живота. Лицо девочки не показалось мне особенно изменившимся, пульс не превышал 120. Высказавшись за раннюю операцию, я счел возможным ввиду позднего часа отложить ее до следующего утра, чтобы оперировать при дневном свете. Ночь прошла хорошо. На следующее утро ребенок не испытывал никаких страданий, так что у меня даже возникли некоторые сомнения в необходимости лапаротомии. Тем не менее я ее оперировал. В брюшной полости не оказалось никакой жидкости, но черве

образный отросток на протяжении 3—4 см был абсолютно гангренисцирован и слегка приращен к бахроме сальника. В тот момент, когда я захватил его пинцетом, он разорвался и его содержимое, ужасающе зловонное, излилось на операционное поле. Я удалил отросток, погрузил культю, вставил дренаж и наложил частичный шов на брюшную стенку.

«Вскоре после операции пульс замедлился до 96. Вечером температура была 38°, пульс 96. Казалось, что операция дала хорошие результаты. На следующий день обнаружилась небольшая субиктеричность. В то время как температура оставалась 37,6°, пульс участился до 104. Еще через день в Ю часов утра ребенок внезапно потерял сознание, начал кричать и галлюцинировать У него появились эпилептиформные судороги, прекратилось мочеиспускание, и ночью умер в состоянии комы, после обильной черной рвоты».

Все педиатры подчеркивают это явление. По единогласному мнению, в течение двух-трех дней общие симптомы как будто говорят о выздоровлении, о сопротивлении организма, об одержанной им победе. Внешнее состояние больного производит удовлетворительное впечатление. Врачи, настаивавшие на ожидании, поздравляют друг друга, торжествуют. Через несколько часов лицо больного изменяется, появляется рвота, пульс с 90 учащается до 140, и почти не остается шансов на выздоровление. Необходимо запомнить следующее основное положение: у ребенка между состоянием, которое позволяет успокоиться, и состоянием, кажущимся безнадежным, часто проходит всего несколько часов, причем не имеется ни достаточно ранних, ни достаточно ясных признаков, которые позволили бы предвидеть опасное ухудшение процесса.