Мой учитель Лесен и я оперировали в 1923 г. 16 больных, и ни один из них не умер. У Джона Дивера из 25 больных погиб только один, у Стюарта и Барбе из 24 только 2. Недавно Вольфсон и Грей, с одной стороны, и Шварц (Киев)— с другой, опубликовали две статистики, на которые я уже ссылался: на 39 операций—37 выздоровлений.

Я полагаю, что клиника «неотложных заболеваний брюшной полости» достигла большого прогресса. Лучшим свидетельством этого служат приведенные нами цифры.

Повторяю то, что я уже писал 6 лет назад: терапевты должны помнить, что при своевременном диагнозе перфоративной язвы прогноз, так долго считавшийся неблагоприятным, в действительности является благоприятным. Практически врач почти наверняка спасает своего больного, если он до двенадцатого часа передает его в руки хирурга. Напротив, он предоставляет ему погибнуть, если, назначив симптоматическое лечение, откладывает на завтра уточнение диагноза или требование хирургического вмешательства.

В течение долгого времени хирургическое лечение острых перитонитов заключалось только в туалете брюшины и выведении выпотной жидкости путем дренажа. Такое вмешательство давало посредственные результаты. Они улучшились после того, как первым условием оперативного лечения стало устранение причины перитонита. Самым частым и показательным примером этого является удаление червеобразного отростка. Однако довольно долгое время многие перитониты с диффузным выпотом назывались аппендикулярными и лечились путем удаления червеобразного отростка, тогда как в действительности они имели другое происхождение и требовали более тщательного исследования брюшной полости.

В их числе были перитониты вследствие перфорации язвы желудка или двенадцатиперстной кишки, оперативное лечение которых в настоящее время часто дает удовлетворительные результаты.

Но если у взрослых хирурги научились устранять основную причину перитонита, в частности, закрывать перфоративную яву, то у детей все еще главной причиной перитонита продолжают считать аппендицит. Однако мы не должны на детях повторять ошибки, которые тысячи раз совершались у взрослых, т. е. удалять червеобразный отросток при всяком перитоните и пренебрегать полным исследованием брюшной полости. Теперь уже известно, что у детей, в особенности у мальчиков, подлежащей устранению причиной перитонита может быть дивертикулит, или перфоративная язва меккелева дивертикула. Необходимо также знать, что у детей встречаются язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, перфорации которых могут вызывать перитонит, характеризующийся особенно быстрым развитием.

Эти отделы в хирургии детского возраста еще не написаны. Я покажу весь исторический прогресс в этой области от детского лепета первых наблюдений и до диагностической законченности и полного терапевтического успеха в новейших случаях. Наконец, я последовательно буду проводить аналогию между перфорациями у взрослых и у детей и указывать на ее особенности у последних.

Первое наблюдение, по видимому, принадлежит Руфцу (Rufz, 1843). Первый случай, в котором был поставлен точный диагноз, принадлежит Гунтцу (Guntz, 1862). Первый случай, в котором была сделана операция, принадлежит Беннету (Bennett, 1898).

Два года назад я указал на опубликованные случаи1: 31 случай у грудных детей и 37 случаев у детей более старшего возраста. В настоящее время эти цифры возросли, особенно у последних.

Уже 2 года назад из 37 случаев было оперировано 17; 14 из них выздоровело; у 6 из них был поставлен точный предоперационный диагноз.