Я привел много примеров в даказательствотого, что картина, которую Дьелафуа считал такой характерной, встречается и при других заболеваниях, в частности, при аппендиците, и что картина пневмококкового перитонита не всегда быстро выступает во всей своей ясности.

Однако некоторые новейшие работы доказывают, что диагноз пневмококкового перитонита в первые дни возможен и уже часто ставился.

В 1925 г. Вольфсон привел 7 собственных случаев: ни в одном из них не был поставлен правильный диагноз. В 1930 г. он сообщил о 7 новых случаях, из которых в 4 удалось правильно диагносцировать заболевание.

По Обадалеку в отделении Биттнера предоперационный диагноз представлял обычное явление, и сейчас мы увидим, как часто он ставился.

Фрике писал: «Мы можем позволить себе выжидание, так как в настоящее время мы большей частью имеем возможность ставить точный диагноз». ~

Наконец, Зальцер из 31 случая в 21 поставил правильный диагноз, а в 10— ошибочный.

Когда я ищу в описаниях этих случаев признаки, на которые главным образом опирались немецкие и американские клиницисты, я нахожу, помимо общеизвестных симптомов, лабораторные данные, весьма часто оказывавшиеся положительными.

Здесь не идет речь об обнаружении пневмококкового вульвовагинита, несмотря на надежды, возлагавшиеся на него Лаффитом. Во многих случаях Кирхгофа вульвовагинит отсутствовал, и его не было также в 19 из 29 первых случаев Обадалека. Впрочем, если он имеется налицо, то внушает ли он достаточную уверенность, чтобы воздержаться от операции?

У двух детей с аппендикулярным перитонитом, находившихся под наблюдением Обадалека, исследование влагалища обнаружило пневмококка. То же самое было в случае Февра в отделении Омбредана.

Этими данными не являются также гемо культура (хотя, по словам Гертруды Гертцлер, она бывает в острых случаях положительной между б-м и 17-м часом) и результат бактериологического исследования жидкости, полученной посредством пункции живота, которую Липшюц и Кирхгоф считают вполне допустимой. Хотя Нейгоф и Кохен в 1926 г. опубликовали 100 случаев перитонита, бактериологически установленных посредством пробной пункции (причем кишечник ни разу не был поврежден иголкой), этот метод все же не пользуется популярностью. Он не приобрел больше сторонников и после рекомендации Аперта, по мнению которого он по крайней мере помогает фиксировать дату оперативного вмешательства.

«При пневмококковом перитоните,—говорит он,—пробная пункция на расстоянии нескольких сантиметров над лобком после опорожнения мочевого пузыря не представляет труда и опасности при условии разрежения пространства в шприце, когда иголка находится в стенке живота, медленного введения ее и прекращения введения в тот момент, когда в шприц начинает насасываться жидкость.

«В начале заболевания обнаруживается серозно-гнойная жидкость, мало измененные полинуклеары с интактным ядром и в большинстве случаев внеклеточные пневмококки. Позже мы находим густой, вязкий, зеленоватый гной, клетки с как бы расплывшимися ядрами и в большинстве случаев внутриклеточных пневмококков».

Самое легкое и прославляемое многими авторами исследование состоит в счете лейкоцитов.