Если в настоящее время статистика так печальна, то это, вероятно, объясняется и вирулентностью инфекции, и слабой сопротивляемостью маленького больного, и ошибочно ставящимся диагнозом энтерита. Необходимо освоиться с двумя положениями: 1) аппендицит у грудных детей встречается чаще, чем предполагают; 2) благодаря хирургическому вмешательству наблюдаются случаи выздоровления.

У грудных детей тяжелые грыжевые аппендициты не представляют исключения: это относится не только к ущемлению червеобразного отростка, но и к гангрене отростка в грыжевом мешке. Известен случай Лонея, который оперировал грудного ребенка 28 дней отроду, и случай Диксона, оперировавшего ребенка, который родился за 24 дня до срока.

Приведем интересный случай аппендицита у грудного ребенка, опубликованный Мератом из Труа (Merat, de Troyes).

«В субботу утром лечащий врач посетил больного с ветряной оспой. Сделав необходимые распоряжения, он уже собирался уходить, когда мать попросила его к своему младшему ребенку: у красивого 19-месячного ребенка в это утро после нормально проведенной ночи была рвота сведенной кашей. Температура быстро поднялась до 39,5°.

«Исследование обнаружило абсолютно мягки 4, безболезненный живот. Ребенок не плакал. Стул в последний раз был несколько часов назад.

«Врач поставил предварительный диагноз желудочного расстройства и назначил строгую диэту.

«Остаток дня и ночь ребенок провел хорошо; рвоты не было. Его оставили на жидкой диэте. В воскресенье днем улучшение казалось настолько значительным, что ему дали банан, который он охотно съел.

«Но ночь с воскресенья на понедельник была проведена плохо. Ребенок не спал и был возбужден. Утром появилась икота, тошнота и повторилась водя- } истая и желчная рвота. Мать, решив, что он проглотил чужеродное тело, повезла его в автомобиле к специалисту, который констатирс ва п интактность дыхательных и пищеварительных путей, но посоветовал немедленно вызвать лечащего врача.

«Последний приехал в полдень, через 52 часа после начальной пищевой рвоты, т. е. после первого проявления клинических симптомов.

«Ребенок, лежавший неподвижно в состоянии прострации, с вытянутыми чертами лица, заострившимся носом и впалыми устремленными в одну точку глазами, производил впечатление тяжело больного. Нос и конечности его были холодными. Иногда икота выводила его из неподвижности. Из угла рта стру

илась черноватая рвота. Он дышал быстро и поверхностно. Пульс был мал и его нельзя было сосчитать. Температура поднялась до 39,5°. Живот был вздут и его стенка в правой подвздошной впадине оказывала легкое сопротивление.

«Несмотря на безнадежный прогноз, через час была сделана операция. Во всей брюшной полости оказался свободный гной. Кишечные петли были растянуты и сплошь покрыты фибринозными ложными перепонками. Червеобразный отросток толстый и длинный с сероватым оттенком оказался дряблым, гангренозным и перфорированным.

«Смерть наступила на следующий день в 1 час ночи».