«Появление гонорройного пельвеоперитонита заставило нас отказаться от первоначального диагноза, и мы поняли, что у нашей больной был гонорройный ревматизм с эндокардитом того же происхождения».

Два случая Норсрепа (Northrup) ясно говорят о тенденциях к самопроизвольному исцелению. Это были две сестры 11 и 9 лет. Они спали в одной кровати, и у обеих появились выделения из влагалища, в которых позже обнаружили гонококка.

«У старшей сестры после нескольких дней недомогания внезапно появились сильные боли в животе, преимущественно в области правой подвздошной впадины, которые сопровождались прострацией, рвотой и перитонеальным лицом. Явления следовали друг за другом с такой быстротой, что хирург, вызванный на консультацию, предположил перитонит вследствие прободения червеобразного отростка. Через 6 часов девочку оперировали. У нее оказалась серозная жидкость в брюшной полости. Брюшина и кишечные петли были гиперемированы, особенно в области слепой кишки. Удаленный червеобразный отросток оказался здоровым.

«Через 8 дней после этого такие же явления, но в менее выраженной форме, появились у младшей сестры. Она выздоровела под влиянием терапевтического лечения».

Повидимому, все авторы одинаково оптимистичны. Однако Дюбрей, приводя в своей диссертации мнение Марфана, делит гонококковые перитониты у детей на три категории: смертельные, доброкачественные и местные. Но смертный случай, приводимый в этой работе, не убедителен. Бактериологическое исследование ни разу не было сделано, и вполне можно предположить, что в этом случае, как у больной Ловена, имел место стрептококковый перитонит у ребенка, больного гонорреей. Автор сообщает также об одном интересном

случае у 12-летней девочки. Во время тифа у нее появился тяжелый острый перитонеальный синдром. Предположили либо тифозную, либо аппендикулярную перфорацию, и решено было оперировать. Когда приступили юлапарото- мии, был обнаружен не замеченный раньше вульвит (гнойное выделение). Брюн склонялся к хирургическому вмешательству, но лечение льдом, сывороткой и опием так быстро привело к улучшению, что сочли возможным отказаться от операции.

Варио наблюдал двух сестер 12 и 1072 лет, которые одновременно поступили в больницу. Перитонит протекал у них одинаково, и обе они выздоровели благодаря терапевтическому лечению. «Что касается происхождения гонококкового вульвита, то мы остались в сомнении. Одна из девочек уверяла, что ее отчим прикасался к ее половым органам, но известно, как часто показания в этом возрасте бывают сомнительными». У одной неопрятно содержавшейся 10-месячной девочки, зараженной матерью, перитонит, вначале чрезвычайно вирулентный, прошел без операции. Недавно я наблюдал у 7-летней довочки, случайно заразившейся от своего брата, острый перитонит с очень сильной реакцией (3 дня температура была 40,5 ). Явно цианотичное лицо помогло мне в первый день поставить диагноз. Впоследствии у нее наступила артропатия локтевого сустава с гнойным гонококковым выпотом.

Итак, теперь нам известно, что перитонеальные приступы на почве гонококковой инфекции обычно имеют благоприятный прогноз и в своей чистой форме довольно часто представляют настолько эфемерную мимолетную вспышку, что могут рассматриваться только как перитонизм. Остается лишь выяснить, какие клинические признаки у детей позволяют отличить их от аппендикулярных перитонитов, указывают на необходимость исследования вульвы и бактериологического анализа и позволяют воздержаться от хирургического вмешательства.