Изображение поддиафрагмальных абсцессов с уровнем жидкости и небольшим газовым куполом чаще всего является доказательством, которого ждали или не ждали, прободения желудка или двенадцатиперстной кишки и в той же мере, как и пневмоперигонеум, могут служить подтверждением тех трех положений, которыми мы обязаны главным образом рентгеноскопии и исследованиям Вогана и Сенже, о которых я уже часто упоминал: прободений желудка и двенадцатиперстной кишки гораздо больше, чем до сих пор полагали; нераспознанных прободений также гораздо больше, чем это издавна привыкли думать; наконец, нередко прободения заживают без немедленной операции1.

Юдин приводит поразительный пример.

«У студента-медика восьмого семестра при поступлении его в больницу были налицо явные симптомы прободной язвы при соответственном анамнезе, но во время подготовки к операции все они до того смягчились, что было решено подождать с операцией. Сутки спустя, они совершенно исчезли и больной был рентгенографирован. Между печенью и диафрагмой оказалось много свободного воздуха. Десять дней спустя вторая рентгенография, на этот раз с применением бария, дала типическое изображение язвы двенадцатиперстной кишки».

В одном случае у Вейланда, где был в действительности перигастральный абсцесс, светлое изображение, принятое за изображение свободного воздуха, имело своим источником приросшую к воспалительному очагу петлю толстых кишок, внедрившуюся между печенью и диафрагмой и расширенную выше перегиба.

Надо еще помнить, что очень значительный метеоризм со сверхрастяжением толстых кишок встречается не только при многих «острых животах», но его можно наблюдать, и даже из-за него быть введенным в ошибку также и в других заболеваниях, например, в тех случаях воспаления легких у детей, которые принимались за перитониты из-за абдоминальных болей. В таких именно случаях воспаления легких с абдоминальными болями, наблюдавшихся в клинике в Упсалле (6 случаев—все дети), рентген обнаружил значительный метеоризм толстых кишок. Точно таким же образом у детей при травмах с доскообразным животом и абдоминальными болями рентген, обнаружив пневмотораксы, вызванные травмой, способствовал правильности терапевтического подхода [Гюго Лорелл (Hugo Laurell)].

Остаются еще более редкие случаи пневмоперитонеума, когда причиной его было не прободение. Укажем мимоходом на возможность пневмоперитонеума при наложении пневмоторакса.

Возможно, что некоторые симптомы, которые мы наблюдаем после абдоминальных операций, вызываются пневмоперитонеумом. Послеоперационный пневмоперитонеум—обычное явление. Мой учитель, Вальтер, никогда не закрывал живота, не выжав предварительно из него воздуха, задержка которого, по его мнению, значительно усиливала боли, вызываемые, как говорят обычно, «газами».

Мы исследовали рентгеном много раз оперированных, ища этот пневмоперитонеум (Попович из 40 оперированных нашел его в одной трети случаев).

Особенно часто мы находили его в тех случаях (это отмечено уже и Коном), когда больного оперировали в положении Тренделенбурга. Этот послеоперационный пневмоперитонеум может длиться (как в одном из наших случаев) иногда до 19 дней.

По поводу этого послеоперационного пневмоперитонеума и его истолкования нам хочется привести здесь наблюдение Бертель-Баже (Bertel-Bager), из которого видно, какое патологическое значение он может иметь, и наблюдение одного из нас, написанное совместно с Броком, из которого видно, как трудно это истолкование.

Вот наблюдение Бертель-Баже, чтобы показать послеоперационные прободения.