После этого никаких явлений не наблюдалось. В течение 6 месяцев он страдал загрудинными болями, которые исчезали под влиянием соды, а затем у него последовательно наступили кровотечение и перфорация. Более определенным признаком является частое возобновление болевых ощущений: многочисленные болевые приступы, которые нередко вынуждают к постельному режиму и вызову врача (Гильгенрейнер); приступы болей в животе, объясняемые «несварением», которые продолжаются несколько месяцев подряд и, в конце концов, оканчиваются пароксизмальными кризами возрастающей тяжести и заставляют ребенка, скорчившись, ложиться на живот (Гриффит); преходящие боли в подложечной области, наступающие несколько раз в день и сопровождающиеся кровавым стулом и гиперацидностью (Шрейдер); спазмы в животе в течение 9 лет, особенно сильные во время менструаций (Фусс); непрекращающийся крик грудного ребенка и позывы на дефекацию (Абт и Штраус); ряд болевых приступов в подложечной области в продолжение целого года, сопровождавшихся рвотой (Мэйо); частые приступы болей в животе (Шварц и Дали).

Боль не имеет характерных признаков: это спазмы или колики, которые у одних появляются в связи с пищей, а у других, напротив, успокаиваются под ее влиянием. Иногда они бывают довольно незначительными, слабыми, преходящими, как, например, в случае Мак Калла, где, несмотря на настороженность родителей, перфорация произвела впечатление грома среди ясного неба. Напротив, в некоторых случаях боль бывает очень сильной: 13-летний ребенок, которого лечил Габерер, «получал по предписанию терапевтов такое количество пантопона, что стал опиоманом».

Нередко ошибочно ставился диагноз аппендицита. Иногда это вело к хирургическому вмешательству, но я думаю, что последнее ни разу не имело места в холодном периоде. На операции ошибка исправлялась и затем произво дилось исследование дивертикула.

Повидимому, безусловной связи между болевыми приступами и кровотечениями не существует. Редко отмечалось их совпадение или близкое следование одного за другим. Однако иногда «кровотечениям предшествовали спазмы в левой подвздошной области» (Джексон). В случае Мэйо наступил приступ, болей в подложечной области с рвотой и кровавым стулом. У больного Стоуна вечером появилась кровь из заднепроходного отверстия; через несколько минут ребенок начал кричать и, повидимому, испытывал сильную боль в животе. В случае Февра и Jlenapa кровянистый стул, очевидно, предшествовал сильным болям в животе.

Лучшим доказательством независимости болевых явлений от кишечных кровотечений и лучшим ответом Габереру, который считал болевые явления признаком пенетрирующей, сверлящей язвы, сросшейся с соседними органами, является второй случай Мюллера; изъязвленная часть дивертикула не сообщалась с кишечником; таким образом, эти приступы болей в животе, за которыми вскоре последовала рвота, вызвали хирургическое вмешательство до всякого осложнения.

Самым ярким признаком болей служит их появление в виде приступов и кризов, если нет указаний точного времени, неизменной топографии и регулярных предвестников. Иногда боли начинаются с рождения или с детского возраста и часто повторяются в течение нескольких лет (Гиль- генрейнер, Фусс, Паскаль, Кобб и др.) Несомненно, это имеет большое сходство с повторением болевых приступов у страдающих язвой желудка или двенадцатиперстной кишки. Доказательством служат следующие примеры: 15-летний больной Линдау и Вульфа вынужден был несколько раз ложиться в постель на два, три, четыре дня «из-за ужасных болей в желудке». Больной Эдварса, у которого в 16 лет был найден гигантский дивертикул (длиной в 30 см) с язвой, так часто страдал приступами болен, заставлявших его кричать, что родители и врачи считали его очень «нервным» ребенком.