Первый случай напомнит нам о временах клинического невежества и терапевтического бессилия перед острыми перитонитами. Этот случай был опубликован Руфцом в медицинской газете в 1843 г.

«У девочки, 13 лет, внезапно появилась жестокая боль в подложечной области со рвотой. Слишком поздно вспомнили, что она страдала приступами рвоты и расстройствами пищеварения и не переносила корсета. Очень быстро у нее появились следующие признаки: лицо заострилось, пульс стал частым и малым, появился метеоризм в подложечной области, верхняя часть стенки живота стала чувствительной. Врач предположил перфорацию кишечника. На следующий день метеоризм генерализовался и появился тимпанит. Стула не было, конечности похолодели, и течение болезни приняло острейший характер. В 11 часов вечера она умерла. На вскрытии была найдена перфорация язвы на малой кривизне желудка».

Руфц прибавляет: «Ни о какой терапии в этом случае не могло быть речи. Все практические врачи знают, насколько мучительной делают нашу профессию подобные случаи. Обыватели с их упорной и невежественной надеждой остаются глухими ко всяким объяснениям. Для них медицина—это наука, которая должна вылечивать. Она обязана творить чудеса. Что нам остается делать? Мы должны отмалчиваться, качать головой, бороться по крайней мере с болью и охранять больного от слепого, безнадежного и бесполезно жестокого лечения. Печальная необходимость!»

Лишь очень медленно стали накапливаться правильные данные. Если Гросс в 1883 г. знал только 5 случаев перфорации у детей, то Адлер в 1907 г. указывает как на поразительную особенность язв желудка у детей на их острое течение и на большой процент перфораций. Постепенно все ограничительные афоризмы становятся ошибочными, например, афоризм Тейля (Theil, 1919): «Истинная язва не встречается до 10-летнего возраста!» или Ленара Норлина (Lennart Norrlin): «В больших статистиках перфоративных язв дети блистают своим отсутствием», или Потошнига (Pottoschnig): «Это заболевание не встречается в первую декаду жизни».

Точно так же один за другим были развенчаны или признаны ошибочными «случаи язвы у самых маленьких детей», например, случай Чейна (Cheyne, Lancet, 1904), который игнорировал случаи Гунтца и Беннета, случай Имфельда (1911), игнорировавшего случаи Петерсона и иша, случай Заммерфорда, который не упоминал о случае Вудса (Woods), случай Карштада, который также игнорировал своих предшественников.

Грудному ребенку, описанному Финнеем, было два с половиной месяца. При вскрытии у него на задней стенке первой части двенадцатиперстной кишки было найдено значительное уплотнение с двумя язвами—одной перфоративной и другой пенетрирующей.

Вудс приводит случай перфоративного перитонита у еще меньшего ребенка. «Ребенок, имевший несколько часов от роду, с момента рождения страдал кровавой рвотой и умер на 35-м часу жизни. При вскрытии у него нашли на задней стенке двенадцатиперстной кишки круглую язву, имевшую 1 см в диаметре и обладавшую приподнятыми краями; она перфорировала все слои стенки желудка и вызвала диффузный перитонит».

По мере расширения знаний относительно язв в детском возрасте приобретало доверие утверждение Адлера о большом проценте перфораций. Однако, по мнению Ланье, эта особенность, быть может, чересчур подчеркивалась. При отсутствии этого осложнения многие язвы, без сомнения, оставались нераспознанными. Их нет в статистиках и поэтому последние кажутся слишком богатыми перитонеальными осложнениями.