Быть может, наряду с флегмонами желудка, двенадцатиперстной кишки и тонкого кишечника (о которых я сказал несколько слов в первой общей главе) следует отвести место флегмонам толстого кишечника. На эту мысль навел меня случай Мижиньяка, в котором разлитой перитонит пришлось связать с гнойным колитом: «На поперечноободочной кишке, на одинаковом расстоянии от правого угла и средней линии, имелась обширная зона припухлости длиной в 8—10 см, яркокрасного цвета, покрытая сливкообразным гноем и ложными перепонками, из которых одни были желтыми, другие белыми, мягкими и рыхлыми. Не было заметно никакой перфорации. Эта масса была мягкой, отечной; я не видел и не прощупывал никакой опухоли и никакого затвердения».

Точно так же в случае Дюпре гнойный разлитой смертельный перитонит можно было на вскрытии объяснить только флегмонозным ректитом.

Перфорации во время развития саркомы тонкого кишечника считаются чрезвычайно редким явлением (8 случаев на 89). Я позволю себе отметить наблюдение Премоли и 2 случая Ноли Мамей (Nolie Mumey). Второму больному Ноли Мамей было 57 лет. Внезапно у него в разгаре кажущегося полного здоровья появилась жестокая боль в животе. Хирург явился через 7 часов после начала заболевания. Он констатировал «деревянный живот» в подчревной области. Лейкоцитоз составлял 24 200.У больного предположили перфоративную язву или аппендицит и немедленно сделали операцию: у него оказалась обширная перфорация опухоли тонкого кишечника, которую гистолог определил как фибросаркому.

Один из нас уже несколько раз опубликовывал первые результаты, которые давали (вначале за границей) рентгенологические исследования острых абдоминальных синдромов. В настоящее время собран обширный материал—сотни случаев. Сейчас мы коснемся только случаев, где речь идет о пертионитах, вызванных прободением пищеварительного канала.

Когда М. Грегуар демонстрировал в Хирургическом обществе превосходную рентгенограмму «бесшумно» прободившейся язвы желудка—одного из первых случаев рентгенографированного во Франции спонтанного пневмоперитонита, я мог напомнить о работах Кудлека2 из Дюссельдорфа, Вогана и Брамса, Коттля и Спалдинга (Cottle и Spalding), Дю Паскье (Du Pasquier) и указать, что хотя рентгенологические исследования перитонитов, вызванных прободением язвы, и могут показаться бесполезными, так как симптомы в этих случаях и без того чрезвычайно ясны, и крайне неприятно подвергать рентгенологическому исследованию больных, тяжело страдающих, жизни которых грозит быстра надвигающаяся опасность, но по мере того, как более усовершенствованное оборудование рентгеновских кабинетов сделает это исследование менее обременительным для больного, оно без всякого сомнения ускорит и дополнит особенна трудные диагнозы и уменьшит число нераспознанных случаев3.

Можно привести много доводов против обращения к рентгенологу при неотложных случаях брюшной хирургии и доводов, обусловленных не одной лишь рутиной,—ведь обычно имеют дело с внезапным заболеванием, очень тяжким, где всякое новое перемещение больного, всякая дополнительная манипуляция, всякое лишнее тормошение его кажутся чрезвычайно опасными.

Идея крайней неотложности, которой так трудно было пробить себе дорогу, теперь так деспотически владеет всеми, что трудно решиться прибегнуть к чему- либо, что сопряжено с риском упустить дорогое время.