Перитонеальные явления появились за 2 дня до поступления в больницу. Живот был несколько вздут, тверд и равномерно болезнен, без преобладания боли справа. При ректальном исследовании не обнаруживалось ничего ненормального. Диагноз пневмококкового перитонита казался мне несомненным. В 22 месяца аппендицит представляет редкое явление. Болезнь, начавшаяся с общих признаков, перитонеальная реакция, появившаяся только на второй день, понос—все как будто подсказывало этот диагноз. Ввиду тяжелого состояния ребенка я колебался назначить его на операцию, которая казалась мне почти бесполезной и могла только ускорить роковой исход. Признаюсь, что я взялся за нож главным образом из желания поддержать авторитет лечащего врача, которому стоило большого труда добиться необходимой, по его Мнению, операции. Я нашел у ребенка гангренозный ретроцекальный аппендицит. Операция привела к полному выздоровлению. Если бы я остался при своем мнении и воздержался от операции, то весьма возможно, что ребенок погиб бы».

В следующих ниже случаях эта клиническая проблема осложнилась еще одним вопросом. Две сестры, маленькие девочки, заболели одновременно при таких странных обстоятельствах, Мто врач направил их в больницу со следующим заключением: «подозрительное отравление с неизвестной причиной: крем? Очень тяжелое состояние. Перитонит». После вскрытия одной из них судебный врач дал такого рода заключение: «смерть, повидимому, наступила от пищевого отравления, вызванного микробами, природу которых не удалось определить».

Я приведу эти два интересных случая в описании Оруссо, который в то время был старшим врачом клиники Омбредана и обратился ко мне за советом.

«28 апреля 1924 г. нас вызвали к двум сестрам. У них имелся перитонеальный синдром неизвестного происхождения, сопровождавшийся тяжелым общим состоянием. Диагноз и показания к операции осложнялись возможностью пищевого отравления.

«Родители рассказали нам следующее: П. Г., 9% лет, и С. Г., И лет, были совершенно здоровы. В среду, 23 апреля 1924 г., они съели после полудня ,на рынке по трубочке с кремом.

«Через полчаса у старшей сестры, С. Г., появилась пищевая рвота. Вечером она немного поела, ночь провела довольно хорошо, но на следующий день в 16 часов у нее внезапно возобновилась пищевая рвота с легким носовым кровотечением. Вечером температура поднялась до 39 . В ночь с четверга на пятницу рвота повторилась и в пятницу сначала была пищевой, а затем стала желчной. Врач предписал ребенку жидкую диэту и назначил каломель. В субботу снова была желчная рвота и обнаруживалась легкая субиктеричность. В воскресенье появился желтый зловонный понос, но крови в испражнениях не было. Моча была очень темного цвета.

«История болезни младшей сестры, П. Г., была аналогична, но явления возникли несколько позже и течение заболевания было более тяжелым. Болезнь началась только в четверг 24-го в 4 часа утра пищевой рвотой и носовым кровотечением. В последующие дни рвота часто повторялась, сопровождалась довольно обильным поносом, субиктеричностью и очень быстрым и резким исхуданием. Общее состояние с самого начала внушало опасения.

«По словам родителей, сопровождавший девочек брат не ел крема и не заболел.