Более полное описание таких случаев покажет, что пупочная форма язвы меккелева дивертикула не представляет исключения. Самым демонстративным в этом отношении является наблюдение Стоуна.

«У мальчика 14 месяцев в 4 месяца начались обильные кишечные кровотечения, повторявшиеся несколько раз с правильными промежутками. Когда я впервые увидел ребенка, у него уже несколько месяцев не было энтероррагии, но из маленькой пупочной фистулы сочилась слизь. Через несколько недель, быть может, через месяц, наступила обильная пупочная геморрагия. Она повторилась несколько раз, и в результате у ребенка развилась сильная анемия. Ему ввели внутримышечно кровь, но это не дало никаких результатов. Полное рентгенологическое исследование пищеварительного тракта ничего не обнаружило. Мальчика оперировали и нашли у него меккелев дивертикул, приросший к пупку. Микроскопическое исследование показало, что в слизистой дивертикула имелся островок панкреатической ткани».

Во многих случаях кишечное кровотечение так непосредственно предшествует перфорации, что оно кажется предвестником или одной из причин последней, но в гораздо большем числе случаев перфорация наступает без тесной Связи с кровотечением.

После сказанного выше мы должны сделать два первых практических вывода.

Если у мальчика, страдавшего редкими или повторными кишечными кровотечениями, которые оставались необъяснимыми, внезапно наступает перфоративный перитонит, то нужно предположить наличие перфоративной язвы, в частности, язвы меккелева дивертикула.

У постели мальчика, пораженного перфоративным перитонитом, хирург должен терпеливо собирать анамнестические данные и выяснить, не было ли у него энтероррагии в недавнем или отдаленном прошлом. В случае положительного ответа необходимы поиски и исследование меккелева дивертикула.

Боль. Первым симптомом заболевания служит боль. Но каким образом на основании одного этого признака может возникнуть мысль о меккелевом дивертикуле и о его язве?

Что отличает ее в смысле топографии, времени появления или характера?

Быть может, когда-нибудь мы найдем в дивертикулярном синдроме черты, ясно отличающие его от пилорического синдрома, синдрома Кёнига и аппендикулярного синдрома, а пока поищем случаи с наиболее точным описанием болевых явлений, но не забудем о главной трудности: чаще всего больной бывает маленьким ребенком, от которого нельзя ожидать правильного описания.

Мы не говорим в настоящий момент ни о боли при перфорации, ни о пароксизмальных болях при перитоните.

Боль—э то признак, который всегда имеется налицо. Даже в случае Винкельбауера, в котором «кровью из заднепроходного отверстия, казалось, исчерпывались все признаки заболевания», ребенок в предшествующие дни «испытывал боли в животе». Наличие боли было установлено также у самых маленьких детей (Гриффит, Абт и Штраус, Дебре).

Что касается локализации, то здесь, к сожалению, ничего неизвестно или, скорее, известно бесконечное разнообразие локализаций. В отношении самых важных групп, пожалуй, можно отметить околопупочную боль (Габерер, Ашнер и Карелиц, Гильгенрейнер, Паскаль) и боль в подложечной области (Мюллер, Шрейдер, Фусс, Мэйо). В других случаях наблюдалась боль в нижней части живота (Дитц), вподчревной области (Брассер), в левой паховой области (Межеван и Дюнан), в левой подвздошной области (Джексон), в правой подвздошной области (Винкельбауер, Этчгорри), в правом боку (Гибаль), в крестце (Левен) и иногда иррадиация боли в спину. У 18-летнего больного Кобба ( 79) 9 лет назад имел место болевой приступ, который отнесли на счет червеобразного отростка.