«При водворении слепой кишки на место была замечена струя гноя, протекавшая по париетоцекальной борозде. Восходящая ободочная кишка оказалась интактной, но гной вытекал все в большем и большем количестве и красился желчью. Тогда разрез продолжили до реберного края. Желчный пузырь оказался чрезвычайно объемистым, напряженным и имел фиолетовую окраску. На нижней поверхности его, посередине между дном и шейкой пузыря, чернела перфорация величиной с булавочную головку, которая локализовалась в центре гангренозной бляшки с диаметром, равным диаметру 50-сантимовой монеты и была окружена ложными перепонками. Через эту перфорацию в изобилии вытекал густой гной однообразной консистенции, смешанный с желчью».

Паратифозные инфекции желчного пузыря ведут к осложнениям, сходным с осложнениями брюшнотифозной инфекции. В случае Алессандри имел место подострый гангренозный холецистит, возникший на почве паратифа В.

При вскрытии брюшной полости хирург не всегда немедленно находит отправную точку инфекции. Если Тавернье и Санти сразу увидели желчь и быстро перешли к желчному пузырю, то Февр, Фоллиассон и Льеж имели дело только с самым банальным не окрашенным желчью гноем. Напротив, в случае Ленормана желчный вид гноя мог бы ввести в заблуждение, в то время как это была только перфорация подвздошной кишки.

Неоперированный тифозный холецистит и нераспознанный перфоративный тифозный холецистит представляют грозную опасность (90—95% смертности). Напротив, хирургическое вмешательство позволяет рассчитывать на 75% выздоровлений. Хирург, хорошо помнящий о возможности этих поражений, будет действовать во время операции с большей предусмотрительностью и добьется положительных результатов более чем в одном случае из двух, т. е. лучших результатов, чем при перфорациях подвздошной кишки.

Эти перитониты не отличаются особой симптоматологией, которая позволила бы клиницисту быстро их распознать. Клиницист может основываться только на исследовании и расспросах, они приводят его к открытию первичного поражения, точный диагноз которого очень важен.

Некоторые перитониты полового происхождения (перфоративные перитониты) требуют самого срочного хирургического вмешательства. Напротив, другие излечиваются без операции. Повидимому, некоторые формы без операции имеют брльшие шансы на исцеление, чем при операции; по крайней мере таково мнение Брока о гонококковых перитонитах у детей. Наконец, если болезнь возникает у девушки или у молодой женщины, то не безразлично знать, какие случаи позволяют воздержаться от операции, т. е. сохранить воспроизводительный аппарат.

Главными формами являются гонококковый, стрептококковый и туберкулезный перитониты, особенно два первых. Гонококковые перитониты встречаются чаще других и более часто дают повод к диагностическим ошибкам. В другом месте я скажу несколько слов об острых туберкулезных перитонитах, отправной точкой которых являются придатки матки, и о первичных стрептококковых перитонитах, которые, повидимому, развиваются половым путем. Нужно ли прибавить, что я рассматриваю синдром, с самого начала носящий тяжелый характер, а не вспышки пе л ьвео перитонит а, в происхождении и локализации которого легко убедиться при исследовании заднего влагалищного свода, оказывающегося горячим, отечным, тестоватым. Еще легче обнаружить за- и околоматочную воспалительную опухоль, которая бывает вязкой, болезненной, неподвижной и иммобилизирует матку.