Рвота бывает более частой, чем при аппендиците, и наступает быстрее, чем при непроходимости. Она иногда так обильна и так легко наступает, что можно заподозрить токсическое действие на центральную нервную систему и приписать ему происхождение рвоты.

Перейдем теперь к признакам исключительной важности: к fi о н о с у и лихорадке.

Понос. Понос—это «один из первостепенных призна- к о в, на ценности которого настаивают все авторы и который во многих случаях позволяет ставить точный диагноз» (Ленорман и Лесен).

В самом деле, забудем об исключительных случаях, когда он проявляется только на второй, четвертый или восьмой день. Обычно—это ранний признак, и по приведенному выше случаю Клейншмидта мы видим, какое доверие имеют к нему хирурги, которые отказываются от предполагавшейся операции только на основании его появления. Это—желтый или зеленоватый, или черный, иногда кровянистый и почти всегда очень зловонный понос.

По статистике Мак Кертнея и Фрейзера, он имел место в 32 случаях из 36; 4 случая, представлявшие исключение, были молниеносными. Статистика Февра более всего уклоняется от этого правила: в 4 случаях из 9 понос отсутствовал. Иногда он сопровождается тенезмами, выделением кровянистой слизи и пузырными расстройствами, и вскоре мы увидим, что он представляет составную часть пельвеоперитонита. Прибавим, что этот понос является почти настолько же упорным и интенсивным, как и ранним признаком, и что мы находим его при самых затяжных клинических формах.

Лихорадка, Температура почти всегда бывает высокой, даже очень высокой. Точнее сказать, мы имеем резкое и быстрое повышение температуры. В случае Ленормана и Лесена у больной, внезапно почувствовавшей ночью боли, утром температура была 40°, а после полудня 41°. «Резкость этого подъема, даже когда он не достигает такой высоты, кажется нам чрезвычайно характерной для пневмококкового перитонита. При перитонитах другого происхождения подъем температуры происходит медленнее, и иногда вначале наблюдается даже падение температуры» (Ленорман и Лесен). Встречаются исключительные случаи с полной апирексией (Паркер) и случаи с умеренной лихорадкой. Но в первый день при первом исследовании мы находим сильную быстро усиливающуюся лихорадку. Этот признак, наряду со рвотой, заставляет обращаться к врачу.

Врач сразу замечает, что болезнь носит тяжкий характер: наряду с признаками, о которых мы говорили, еще до всякого исследования живота отмечаются неприятные симптомы: олигурия, одышка, легкий цианоз ногтей, пальцев, пульс 120 в минуту, изменение лица (однако еще не перитонеальное лицо). Обычно озноб и икота отсутствуют. Вскоре цианоз, одышка и тахикардия достигают достаточно выраженной степени, чтобы навести на мысль об отравлении (Г. Барро).

По Элькину, опубликовавшему б новых случаев, при первичном перитоните тревожными симптомами являются следующие: сильнейшая боль в животе в начале заболевания, быстрая прострация, ранняя и обильная рвота, профузный понос, параллельное повышение температуры и числа лейкоцитов.

Исследование. Какие признаки обнаруживает исследование?

Сначала мы находим мало или совсем не растянутый живот, диффузную, обычно нелокализованную боль и небольшую кожную гиперестезию. Сопротивление ребенка затрудняет исследование, но нужно быть терпеливым и дожидаться, пока он успокоится, так как основной признак перитонеального синдрома имеется налицо.