Рентгенография, от которой можно было бы ожидать помощи по крайней мере в смысле исключения некоторых заболеваний (инвагинация, аппендицит, язва желудка или двенадцатиперстной кишки), до сих пор дала немного. Шенон не рекомендует прибегать к ней, но вместе с тем авторы, пользовавшиеся ею, не наблюдали при этом никаких неприятных осложнений (Мак Калл, Фусс, Клейншмидт, Петерман и Зигер и др.). В двух случаях были получены результаты, заслуживающие внимания. Дальше я приведу один замечательный случай, касающийся четырехмесячного ребенка, у которого удалось обнаружить пневмоперитонеум.

Паскаль однажды категорически исключил аппендицит, но лучше приведем его собственные слова: «В болевой точке, сбоку и справа от пупочной области, отмечалась петля тонкого кишечника, в которой обнаруживалось постоянное по местоположению, размерам и объему, очень неопределенное, но ясно отграничиваемое тело, которое вызывало мысль о камне, но вполне могло быть и каловым камнем».

В случае Дебре, Боппа и Семелена, к которому я еще вернусь, поражение подвздошной и ободочной кишок, осложнившееся язвой, дало симптомы, которые затемнили картину. «Бариевая масса нормально наполнила прямую кишку, сигмовидную, нисходящую ободочную и левую часть поперечноободочной кишки, медленнее проникла в правую часть поперечноободочной, в восходящую ободочную и в слепую кишку. При этом отмечался стойкий, неизменный в любом положении, лакунарный вид на средней части поперечноободочной кишки несколько справа от средней линии. При пальпации эта зона оказалась болезненной».

Тяжелое кровотечение. Я отношу кишечное кровотечение к банальным симптомам, составляющим часть самой простой клинической картины.

Но мы еще раз повторяем, что кровотечение довольно часто достигает такой силы, что становится осложнением. Например, в случае Ромера и Ворингера у 6-месячного ребенка б раз было настолько сильное кровотечение, что оно вызвало у него крайнюю степень анемии. Больной Гриффита погиб в результате кровопотерь. Больной Гибаля, истощенный кровопотерями, был спасен операцией. Больной Джексона в результате продолжительных и сильных кровотечений сделался хроническим инвалидом. В случае Межевана и Дюнана ( 75) пришлось срочно, ночью, сделать операцию, чтобы остановить кровотечение, угрожавшее жизни 28-летнего мужчины. Наконец, в случаях Шварца и Дали, Шенона, Абта и Штрауса нельзя было предпринять никакого вмешательства без переливания крови.

В других случаях значение кровотечения может заключаться в том, что оно служит предвестником или сигналом перфорации. Внезапно у 5-летнего мальчика наступили сильные кишечные кровотечения, вслед за которыми появились симптомы перитонита (Циммерман); 31 августа неожиданно имел место кровянистый стул; 1 и 2 сентября опять показалась кровь; 3 сентября безо всякой боли снова четыре раза был кровавый понос. В б часов вечера появились все признаки перфоративного перитонита (Стерн). В случае Штульца и Ворингера у ребенка внезапно наступило обильное кишечное кровотечение, которое продолжалось целую неделю. На седьмой день обнаружился разлитой перфоративный перитонит. В случае Смита и Гилла мать позвонила по телефону врачу и сказала, что у ее 14-месячного мальчика, который всегда хорошо себя чувствовал, без всяких предшествующих симптомов или недомогания дважды имел место обильный стул с большим количеством черной крови. Так как ребенок не казался больным, то мать не беспокоилась и только спросила совета.