Однажды вопрос решился благодаря лабораторному исследованию. Это было в случае Лёви (Lowy). Через несколько дней после неточно диагносцированного острого приступа живот увеличился. Сделали пункцию «этого острого выпота» и в осадке жидкости нашли 90% эозинофилов. Не менее красноречивой была лейкоцитарная формула крови, в которой обнаруживалось 45% эозинофилов. Несмотря на отсутствие ясных анамнестических указаний и клинических признаков печеночного поражения, было установлено наличие эхинококковой кисты печени.

Если имеются признаки со стороны брюшной полости, но нет ни анамнестических указаний на опухоль, ни крапивницы, то чаще всего ставится ошибочный диагноз. Ограничимся хирургическими ошибками.

Сначала приведем пример затянувшейся ошибки. Этот случай принадлежит де Кервену.

«У солдата, 21 года, в мае 1916 г. появились признаки острого перитонита. На шестой день его оперировали. У него оказался диффузный фибринозно-гнойный перитонит, причем нельзя было выяснить источника процесса. На операции поставили предварительный диагноз панкреатита и ввели дренаж, после чего больной выздоровел. Через два года у него появилось спонтанное вздутие живота, которое постепенно увеличивалось.

Был поставлен диагноз туберкулезного перитонита. При повторных пункциях каждый раз извлекалось 4—9 л стерильной коричневатой жидкости. Весной 1920 г. была удалена эхинококковая киста печени величиной с человеческую голову. Остался желчный свищ. Больной выздоровел».

Вслед за этим примером не исправленной на операции клинической ошибки приведем три случая, в которых ошибочный клинический диагноз был исправлен на операции.

«30-летнюю женщину привезли к хирургу Геншену с признаками перфора- тивной язвы желудка. Она утром почувствовала жестокую боль в подложечной области и у нее появилась рвота. Ее немедленно оперировали. В брюшной полости оказалось большое количество желтой, мутной, лишенной запаха жидкости. Желудок не был перфорирован, но в правой доле печени была найдена лопнувшая эхинококковая киста, из которой выходила жидкость. В жидкости плавало несколько маленьких гидатид».

«У 40-летней женщины, находившейся под наблюдением Малышева, внезапно появилась жестокая боль в животе, сопровождавшаяся рвотой. У нее отмечалось выраженное сокращение брюшной стенки. В тазовой полости была обнаружена круглая подвижная опухоль и на этом основании поставлен диагноз острого перекручивания кисты. На операции сначала нашли ретровези- кальную, но свободную кисту без перекрученной ножки; однако все объяснилось при исследовании передней стороны правой доли печени, на которой оказалась перфорированная эхинококковая киста».

Теперь приведем случай Дью, где подтвердился диагноз перфорации.

«Мужчина, 45 лет, поднимая тяжесть, внезапно почувствовал острое недомогание. Его привезли в больницу в состоянии шока и без сознания. Предварительно был поставлен диагноз контузии с разрывами печени. Через пять часов после этого к больному вернулось сознание, но пульс частил (120), больной был покрыт потом и у него наблюдался цианоз. Обнаруживалась чувствительность всего живота, и сверху, и справа имелось сокращение. В боковых частях живота отмечалась тупость; в брюшной полости было констатировано наличие свободной жидкости. Больному поставили диагноз разрыва внутреннего органа и сделали операцию. Это оказался направленный кзади разрыв большой эхинококковой кисты правой доли печени».