«При исследовании мы нашли сильно исхудавшую девочку в тифозном состоянии. Живот у нее был плоский, но не производил дыхательных движений. При этом имелось генерализованное сокращение с диффузной болью, которая, однако, доминировала в точке Мак Бёрнея. В боковых частях живота отмечалась тупость. При ректальном исследовании обнаружилась болезненность в дугласовом пространстве.

«У девочки диагносцировали кишечную перфорацию во время брюшного тифа. Ее решили оперировать, что и выполнили срочно, через 1 час, в 14 часов.

«Операция: разрез произвели по Ру. При вскрытии брюшной полости вышло некоторое количество мутной жидкости. Нашли слепую кишку и, отправляясь от нее как от исходной точки, перебрали подвздошную кишку, которая оказалась гиперемированной. Приблизительно на расстоянии 12 см обнаружили пейерову бляшку с чечевицеобразным изъязвлением. Это изъязвление было

немедленно погружено и зашито трехэтажным швом по Ламберу. По соседству две другие пейровы бляшки, явно находившиеся в преперфоративном состоянии, также были погружены под двойным серо-серозным швом. Сальник был надвинут на конечную часть подвздошной кишки и пришит здесь двойной серией узловатых швов. Дугласово пространство максимально осушили. Стенку целиком зашили трехэтажным швом без дренажа.

«Операция продолжалась столько же времени, сколько аппендэктомия в холодном периоде.

«Послеоперационный период: операция не вызвала у больной шока. В течение 3 дней общее состояние улучшилось, и температура понизилась до 37°; однако после четвертого дня она поднялась до 40°, и у больной появился бронхит, но живот оставался мягким и безболезненным.

«На тринадцатый день после операции температура с 40° упала до 37° и появилось обильное кишечное кровотечение. Живот продолжал быть мягким и безболезненным.

«Ничто в клинической картине не позволяло подозревать наличие новой свободной перфорации, хотя, ввиду очень тяжелого общего состояния и предшествующего поражения брюшины, можно было опасаться, что она замаскирована другими признаками. На семнадцатый и девятнадцатый день после операции было два новых, очень обильных кишечных кровотечения с падением температуры, которая в промежутках достигала 40.

«Больной дали хлористый кальций и дигиталин для поддержания сердечной деятельности.

«Наконец, после 10 августа, т. е. через 23 дня после операции, температура понизилась до 37 и развитие брюшного тифа прекратилось. 30 августа девочка вернулась домой.

«20 сентября 1929 г. она была вполне здорова, и ее оперировали для устранения эвентрации. Это вмешательство позволило убедиться в том, что у девочки не имеется никаких кишечных или сальниковых сращений с рубцом на брюшной стенке. Склеивание кишечных петель отсутствовало, только свободный край сальника был прикреплен к концу подвздошной кишки.

«При исследовании 8 октября у нее нашли прочную брюшную стенку».

Это наблюдение Оруссо напоминает нам об основных симптомах тифозной перфорации. Оно показывает также, насколько легка операция при разрезе в правой подвздошной области. Оруссо удалось закрыть изъязвления в препер- форативной стадии после погружения чечевицеобразной перфорации, распластать и фиксировать на этих швах сальниковую покрышку, которая, быть может, оказалась полезной при позднейших кровотечениях. Наконец, сделав через год операцию для устранения эвентрации, он убедился в полной интактности брюшины кишечника и в сохранении сальниковой пластинки.