Температура, вначале нормальная или пониженная, слегка повышается в первые часы, но редко поднимается выше 38°. Позже она постепенно повышается в связи с развитием перитонита. Это почти полное отсутствие лихорадочной реакции является важным признаком.

Однако оба эти симптома не характерны. Расхождение между пульсом и температурой, на которое мы раньше указали как на важный признак, носит

в этих случаях лишь преходящий характер. Обычно если имеется это расхождение, то пульс бывает 100 и температура около 38°.

В отношении пульса и температуры можно различать три фазы: одну непродолжительную (от 2 до 3 часов) с пульсом 130—140 и температурой 36и; другую более длительную (от 12 до 15 часов) с пульсом 70 и температурой 38°; наконец, фазу перитонита с пульсом 120 и температурой 39°.

Дыхание, почти всегда поверхностное и ускоряющееся с каждым часом, бывает исключительно реберным, что обусловливается иммобилизацией диафрагмы. Эта диафрагмальная одышка служит банальным симптомом всех диффузных перитонитов, но она приобретает большое значение благодаря немедленному появлению после перфорации, когда симптомы разлитого перитонита еще отсутствуют. Я говорю о ней здесь потому, что она нередко наводит врача на ложный путь: он Приписывает этой одышке токсическое происхождение. А между тем нужно искать лежащие

в ее основе механические моменты. Это позволяет правильно истолковать тот превосходный признак, о важном значении которого я уже говорил: неподвижность диафрагмы и отсутствие дыхательных движений брюшной стенки.

Неподвижность диафрагмы, которая на рентгене оказывается не такой абсолютной, как полагают некоторые авторы, подтверждается неподвижностью и ригидностью стенки живота, ретракцией и резистентностью реберного края, т. е. физическими признаками, о клиническом значении которых мы уже говорили в другом месте.

Заметим еще раз, так как это очень важно, что у больного, лицо которого уже отмечено печатью смерти, очень часто наблюдается противоречивая клиническая картина: самые тревожные симптомы со стороны брюшной полости и нормальные пульс и температура. Вот почему в некоторых случаях не следует основывать прогноза непосредственно на этих общих симптомах, хотя обычно они служат верными показателями. У одного больного с перфорацией, оперированного в моем отделении Маэсом, я наблюдал нормальный пульс и температуру, несмотря на наличие обильного выпота, в котором через 8 часов после перфорации был обнаружен стрептококк.

При гастродуоденальной перфорации в первые дни после шока часто наблюдается хороший пульс и нормальная температура. Это нужно запомнить, чтобы не считать эти признаки поводом для выжидания. Впрочем, более внимательное изучение их обнаруживает быстрое уменьшение контраста, о котором мы говорили. Хороший пульс, констатированный при первом исследовании, недолго остается таковым. Следя за ним, мы вскоре убеждаемся, что он изменяется с каждым часом. То же самое относится к температуре, которая повышается.

Предоставленная самой себе болезнь развивается в сторону диффузного перитонита. Признаки, характерные для этого перитонита, быстро появляются и прогрессивно нарастают, так что нельзя даже установить с точностью часа, когда болезнь вступает в фазу перитонита.