«Девочка 13 лет поступила 5/1 1906 г. в связи с редицивом тифа. В течение последующих 9 дней нормальное развитие вздутости живота, но отсутствие ригидности.

14/1 около 4 часов утра значительный озноб; пульс участился до 132. Больная жаловалась на боль в нижней части живота, которая вскоре локализовалась в правой подвздошной вцадине. Я увидел ее через 5 часов после озноба.

«Весь живот был сокращен, особенно в области правой прямой мышцы. В брюшной полости оказалась свободная жидкость. Отмечалась крайняя чувствительность. Напряжение живота возрастало. Брюшное дыхание было мало выражено. У нее диагносцировали диффузный перитонит, вероятно, вследствие прободения тифозной язвы. Действительно, в брюшной полости имелось большое количество серозно-гнойной жидкости. У больной оказалось несколько изъязвлений в стадии преперфорации и одно почти перфорировавшее и прорвавшееся под влиянием манипуляций на кишечнике. Девочка выздоровела.

«У нее, как это и показала операция, до наступления острого приступа в течение нескольких часов уже имелся перитонит. Озноб, повышение температуры и учащение пульса с болью в нижней части живота, очевидно, служили признаками превращения серозного экссудата в гнойную жидкость.

«Этого можно было бы избежать при более ранней лапаротомии».

Таким образом, в приведенных мною трех случаях Гаукеса автор поставил диагноз перитонита до перфорации. Этот диагноз подтвердился на операции, когда были найдены поражения, о которых мы говорили: жидкий экссудат, слипчивый экссудат, серозная жидкость, серозно-гнойная жидкость.

Эти начальные перитониты могут быть непродолжительными, поэтому Гау- кес высказывает пожелание, чтобы клиническое исследование брюшнотифозных больных между третьей и пятой неделей производилось через самые короткие промежутки опытными и сведущими клиницистами. Он говорит также о внутренней организации тифозного отделения, которая позволила бы обнаружить эти начальные перитониты и уменьшить годовую цифру смертности от тифозной перфорации в США. Эта цифра так велика, что, опасаясь ошибки, я не рискнул бы ее привести, если бы Кеню в 1908 г. не опубликовал аналогичные цифры. Гаукес говорит о 25 ООО смертных случаях в год вследствие перфорации, а Кеню зарегистрировал в США 35 ООО смертных случаев в год от брюшного тифа.

В заключение приведу один неопубликованный случай. Я не имел возможности посетить эту девочку лично и направил к ней Оруссо. Это прекрасный пример решительного диагноза раннего вмешательства и выздоровления. Заслуга его принадлежит прежде всего лечащему врачу Готье, а затем хирургу.

«Р. П., 9 лет. В начале июля 1928 г. у девочки начался брюшной тиф, принявший тяжелое течение и сопровождавшийся серьезным изменением общего состояния и явлениями сердечного коллапса.

«На пятый день температура достигла 41° и до двенадцатого дня держалась между 40 и 41°. На тринадцатый день температура понизилась до 39,8°, и у больной было первое кишечное кровотечение. На пятнадцатый день снова имело место кишечное кровотечение, и температура упала до 37,9°, причем появился перитонеальный синдром, который был диагносцирован лишь на следующий день в 13 часов, когда мы впервые увидели больную.

«Повидимому, перфорация произошла за 20 часов до этого и характеризовалась кишечным кровотечением, падением температуры, болью в правой подвздошной впадине и рвотой.