«Вокруг совершенно омертвевшего червеобразного отростка имелся осум- кованный газовый абсцесс, который вторично прорвался. Судя но состоянию червеобразного отростка гангрена началась вместе с первыми клиническими явлениями. Девочка выздоровела».

Дельбе в своей статье прибавляет:

«Начало приступа, который приводит к перфорации, не отличается никакими особенностями. В двух случаях оно носило совершенно скрытый характер. Первый больной, о котором я говорил, страдал так мало, что сначала мне не хотелось признать у него наличие аппендицита. Состояние второго было настолько удовлетворительным, что его отец, выдающийся врач, не колеблясь, позволил перевезти его к себе на квартиру. Двое других больных испытывали довольно сильные боли, но лишь по истечении определенного времени, причем ни пульс, ни температура не давали повода к беспокойству. Таким образом, это не были

те формы с бурным началом или с жестокими болями, на которые Кеню обратил наше внимание. Ничто вначале не говорило о тяжести случаев.

«Больным назначалось лечение. Оно успокаивало боли и приносило действительное облегчение. Но вдруг, без всякого перерыва в лечении или какой- либо погрешности в режиме, через 10, 12 или 24 часа возникал новый приступ боли. Этот приступ также удавалось успокоить, пока не наступал третий.

«Все случаи, в которых имело место прекращение болей под влиянием лечения (без наркотиков), а затем возобновление их в виде приступов, несмотря на продо д,ж ение рационального лечения, были случаями перфоративного аппендицита. Поэтому я утверждаю, что у нашего больного, несмотря на отсутствие угрожающих общих и местных симптомов, имеется перфорация, и я намерен его оперировать, не дожидаясь других симптомов».

Этот двухмоментный перфоративный .перитонит часто представляет собой спонтанный перитонит.

В других случаях можно говорить о провоцированном перитоните. Первый приступ носит довольно доброкачественный характер, и после него наступает несомненное улучшение. Но если назначается слабительное, то это приводит к катастрофе. Приходится настойчиво указывать на серьезный вред рефлекса, вызываемого слабительным, так как последнее все еще нередко назначается и губит многих больных.

Я оперировал одного лицеиста, которого лечил его дядя—дантист.

Первый приступ был в воскресенье вечером и сопровождался рвотой. Температура поднялась до 39 . На следующее утро больному дали слабительное, затем он пошел в лицей и ел обычную пищу. В 16 часов приступ повторился, а в 20 часов его оперировали по поводу диффузного перитонита.

Шамбар опубликовал следующий случай, в котором второй момент совпал с прекращением диэты.

«Молодой солдат поступил в больницу с легким аппендицитом, характеризовавшимся классической болью в точке Мак Бёрнея, небольшой температурой и довольно частым пульсом. На следующий день у него уже не обнаруживалось ясных признаков аппендицита, температура упала, пульс стал нормальным, и в правой подвздошной впадине не было болевой точки. Он оставался под наблюдением в течение 6 дней, и за все время у него не было никаких признаков аппендицита. Поэтому его перевели на нормальный пищевой режим и предполагали выписать в ближайшее время. На шестой день вечером у него появилась внезапная боль в животе со рвотой. На следующее утро уже была налицо полная картина перитонита, а через 12 часов после начала второго момента заболевания он умер.