Без операции он бы безусловно погиб. Внезапное или прогрессирующее уменьшение спонтанной боли всегда должно казаться подозрительным. Нетрудно понять, почему спонтанная и провоцированная боль ослабевает. Это значит, что червеобразный отросток умер. Он омертвевает, он вскрывается или отваливается, но он уже не способен «жаловаться».

Особенно тяжелые случаи легко могут ввести в заблуждение, так как при них повышение температуры отсутствует и болевые, и перитонеальные явления ослабевают. Саварьо медлил с операцией 12 часов, так как у больного не было ни температуры, ни тахикардии. А на следующий день больной умер от перитонеальной септицемии.

Итак, развитие процесса в сторону гангрены и перфорации совершается с катастрофической быстротой. Мне пришлось принимать участие в одной операции моего учителя Лесена. Оперируемый, прекрасный врач и известный гурман, заболел гангренозным аппендицитом через несколько часов после изысканного обеда со своими коллегами.

Напомню об одном известном наблюдении Вальтера:

«У одной пожилой дамы имел место тяжелый приступ аппендицита с перитонитом. Я назначил ей диэту, опий и лед. После периода диффузного перитонита поражения локализовались, и в течение более двух месяцев мы могли следить за обратным развитием объемистой массы, которая редуцировалась до маленького ядрышка величиной с орешек и, наконец, исчезла.

«Больная встала с постели. Через некоторое время я зашел ее проведать. Осмотрев ее очень тщательно и подробно исследовав подвздошную впадину, я нашел последнюю абсолютно мягкой, свободной и совершенно безболезненной. Я посоветовал больной побольше ходить, выйти на улицу и дышать воздухом, чтобы окончательно укрепить свои силы. Все это произошло в 7 часов 30 минут вечера.

«В ту же ночь в 4 часа у нее внезапно появилась жестокая боль в животе с рвотой и наклонность к обмороку. Я приехал к ней в 8 часов утра и действительно обнаружил сильную перитонеальную реакцию. Но, поскольку я видел ее за 8 часов до приступа и убедился в интактности червеобразного отростка, мне не верилось, что у нее могла произойти перфорация.

«Однако перитонеальные явления не прекращались, пульс стал частым, и в 5 часов пополудни, т. е. через 11 часов после начала приступа, мне пришлось сделать лапаротомию. У больной оказалась перфорация гангренозного червеобразного отростка, и живот был полон гноя. Я удалил отросток.

«Таким образом, самое тщательное исследование живота за 8 часов до перфорации не вызвало никаких подозрений. Я не обнаружил ни боли, ни чувствительности в подвздошной впадине, которая легко поддавалась исследованию -благодаря отсутствию мышечной защиты».

Местные симптомы, вследствие омертвения тканей, могут быть столь мало выражены и скрыты, что приходится делать заключение лишь на основании общего состояния: озноба, субиктерич- ности, еле прощупываемого пульса или только на основании прострации.

«Эта форма аппендицита характеризуется чрезвычайно коварным развитием. Вначале ничто не говорит о серьезности заболевания. Создается впечатление, что это вульгарный аппендицит, имеющий даже доброкачественное течение. Затем симптомы начинают ослабевать. Боль исчезает, и кажется, что боль-  ной выздоравливает. Но после этого периода успокоения, точно соответствующего гангренозному перерождению, быстро наступает ухудшение общего состояния и глубокая астения, которая доходит до ступора и является преобладающим признаком конечного периода» (Бегуин).