«При вскрытии брюшной полости,—говорит Кад, — был обнаружен закрытый мешок, в котором содержалось довольно большое количество очень кислой желтоватой жидкости. Этот мешок, расположенный позади переднего листка сальника, представлял собой не что иное, как заднюю сальниковую сумку, превратившуюся в закрытую полость. Его задней стенкой служила поджелудочная железа, нижней стенкой—брыжейка поперечноободочной кишки, слегка приросшая к петлям тонкого кишечника, а верхней и передней стенками—нижняя поверхность печени. Последняя соединялась прочными сращениями с малой кривизной желудка. Воспалительная реакция была мало выражена, и в жидкости, исследованной под микроскопом, гноя не оказалось.

Давление на желудок заставляло газ выходить в этот мешок. При вскрытии желудка, около пилорической области, сверху и несколько сзади, была обнаружена одиночная круглая язва, превосходившая величиной монету в 50 сантимов. Ее резкие края, как бы выбитые пробойником, срослись с нижней поверхностью печени, за исключением задней части, в которую свободно проходил желобоватый зонд.»

Теперь, чтобы показать ход клинического прогресса и в свою очередь содействовать ему, я приведу несколько прекрасных примеров точной диагностики и спасительного хирургического вмешательства. Я ограничусь приведением

их, так как считаю это более полезным и живым, чем составление схематической картины.

1.            Клиническая картина была ясна, но ввиду возраста больной диагноз не был поставлен. Такой клиницист, как де Нервен, сказал перед операцией: «Если бы больная не была так молода, я был бы убежден, что это перфорация язв ы».

Тейль опубликовал этот случай, касавшийся 13-летней девочки. В течение 4 месяцев она страдала приступами болей в желудке после еды. Затем у нее внезапно появилась жесточайшая боль в подложечной области, и она впала в прострацию. Пульс стал малым и участился до 120 в минуту. Стенка живота, особенно над пупком, сократилась. Больную оперировали с диагнозом аппендикулярного перитонита, но поставленным после замечания, сделанного де Кервеном. У нее оказалась перфорация язвы, локализовавшаяся возле малой кривизны желудка. Девочка выздоровела.

2.            Клиническая картина говорила о разлитом перфоративном перитоните, но, как иногда у взрослых, максимальная боль при пальпации локализовалась в правой подвздошной впадине. Ребенку поставили диагноз аппендикулярной перфорации, но, как только вскрыли брюшную полость, стало ясно, что здесь имеется перфоративная язва.

ОФлина вызвали к 14-летнему мальчику, у которого накануне вечером внезапно появилась боль в животе. Ребенок, мать которого несколько месяцев назад перенесла операцию по поводу перитонита вследствие аппендикулярной перфорации, почувствовал боль во время игры. Он сразу закричал, у него появилась рвота. На следующий день ОФлин, несмотря на то, что общие признаки были еще благоприятными, диагносцировал перфорацию и велел отправить ребенка в больницу. Червеобразный отросток у него оказался здоровым. Тогда, чтобы выяснить состояние желудка, немедленно сделали соответствующий разрез. На передней стенке первой части двенадцатиперстной кишки оказалась твердая кратерообразная язва величиной с шиллинг, на дне которой имелась перфорация величиной с маленькую горошину. На перфорацию наложили шов, сделали гастроэнтеростомию, и через 2 недели мальчик выздоровел.