Классическое подразделение случаев на легкие, средние и тяжелые по меньшей мере бесполезно. Всякая контузия, сопряженная с повреждением внутренних органов, опасна. Симптомы сначала могут оказаться самыми невинными, и два-три дня спустя случай, бывший с виду таким легким, тяжко осложняется. Быстро появляются признаки перитонита; то, что было простой ссадиной, стало прободением, .иногда появляется непроходимость кишок, как в случае Шенверта: акробат больно ушибся о лестницу, но боль почти сейчас же исчезла. В течение 3 дней он чувствует себя прекрасно, ничего у него не болит, испражнения, газы—все нормально. Затем появляется рвота, ставшая вскоре каловой. Находят тяж, перетянувший кольцом кишечник в том месте, где была разорвана серозная оболочка кишечника.

Ввиду того что прогноз менее неотложен, чем диагноз, правильнее было бы следующее подразделение: легкие случаи, трудные и случаи аномальные.

Те, которые ждут признаков перитонита и только тогда решаются оперировать, дают умереть больному либо по недостаточной осведомленности, либо л о нерешительности.

Напоминаю превосходную фразу Jle Дантю: «Так называемые „случаи без симптомов" будут становиться все более редкими, по мере того как хирурги и терапевты научатся точнее и тоньше наблюдать их».

Теперь они научились этому. Мы сейчас имеем в нашем распоряжении прекрасный признак, предупреждающий об опасности. Нам передали его те, кто 35 лет назад установили его; это—сокращение мышц брюшных стенок и диафрагмы.

Я уже сказал, что не следует придерживаться классического деления контузий на легкие, средние, тяжелые. Одно из двух—внутренние органы повреждены или не повреждены. Если нет, то контужены одни брюшные стенки: повреждение незначительно; если да, то случай тяжелый. Иные контузии убивают в час, иногда в сутки, в двое суток, в неделю. При первом исследовании ничто не дает возможности утверждать: средний случай, тяжелый случай. Сколько случаев, важно провозглашенных «тяжелыми», только и имели тяжелого, что один час шока! Сколько случаев, легкомысленно названных легкими, окончились перитонитом! Как притязательна попытка предсказать прогноз, когда так трудно даже поставить правильный диагноз! Конечно, есть явно опасные травмы. Но сколько контузий с замаскированной опасностью, сколько таких, где опасность обнаруживается позже, где она является сюрпризом?

Надо было бы в сущности сделать много подразделений: контузия брюшных стенок; контузия и неполные разрывы внутренних органов; ретропе- ритонеальные повреждения; повреждения, вызывающие одновременно кровотечения и инфекцию; абдоминальные повреждения с одновременным повр еждением диафрагмы, грудной клетки и иные.

Но я имею здесь в виду лишь клинические явления первого дня и в самом неосложненном их виде.

Вся задача, вся трудность при контузиях—диагноз. «Есть случаи, где картина набросана схематически. В других—наложены яркие, иногда слишком яркие краски» (Демон). Случаи без симптомов тем не менее могут окончиться тягчайшим перитонитом. Прогноз чрезвычайно однообразен: при повреждении внутренних органов контуженный может погибнуть.

Мы уже несколько раз повторяли: благодаря решающему признаку число темных случаев уменьшилось. Ненормальных случаев, полузамаскированных, бывает тем меньше, чем более умело используют этот симптом.