«Во время исследования 20 декабря я констатировал при пальпации большую медиальную опухоль, которая поднималась на 4 пальца над лобком. Ее верхний полюс был подвижен. Она была болезненна и, казалось, ясно уступала давлению. При вагинальном исследовании я обнаружил маленькую, неизъязвленную шейку матки на дне влагалища. Левый влагалищный свод оказался свободным, напротив, правый был тестоват. Для определения природы этой опухоли я исследовал больную, держа правую руку на животе, чтобы прощупать дно матки или убедиться в связи опухоли с маткой. Мне удалось прощупать дно матки, находившейся в антефлексии под опухолью и над мочевым пузырем. Но в тот момент, когда я в последний раз положил руку на опухоль, я ощутил легкий треск, а больная почувствовала боль, причем опухоль мгновенно спалась. Сомнений быть не могло. Я разорвал мешок, а поэтому, не дожидаясь развития дальнейших событий, отдал немедленно распоряжение о срочной лапа- ротомии. Анамнез этой больной, уплотнение, обнаруженное в правом влагалищном своде, заставляли меня подозревать, что я прорвал пиосальпинкс. Я не имел представления о степени септичности гноя, ввиду этого следовало срочно сделать лапаротомию.

Больную оперировали приблизительно через полтора часа после разрыва. При вскрытии живота из брюшной полости вышли гной и кровь. Гной омывал кишечные петли. Последние были осушены марлевыми салфетками, а затем защищены ими. Над маткой и на средней линии показался сморщенный, спавшийся мешок. Это была левая фаллопиева труба, которая локализовалась над маткой и содержимое которой (около 200 г, судя по размерам мешка) излилось в живот. На месте самой истонченной части ее стенки и имелся ясный разрыв».

Котт и Шалье более 20 лет назад настаивали на существовании подготовительных поражений, которые играют более важную роль, чем перерастяжение, и приводят к тому, что малейшая вспомогательная причина вызывает разрыв, в действительности постепенно подготовленный язвенным процессам или эксцентрически развивавшейся гангреной.

Такой случай имел место у Леге (Legueu) во время исследования одной больной с двусторонним пиосальпинксом. При пальпации у Леге внезапно получилось впечатление разрыва1; такое же впечатление получилось и у больной, у которой боли появились лишь через 10 минут после этого. На операции, сделанной немедленно, подтвердилась перфорация фаллопиевой трубы с излиянием гноя.

Причиной этого поражения чаще всего бывает гонококк и особенно стрептококк. Но другие инфекции могут представлять такую же опасность, например, коли-бацилла (Патель и Дюжоль), тифозная палочка, анаэробы и т. д. Статистические вычисления Любке и Петрова дают следующую картину: стрептококк 13; коли-бацилла 10; гонококк 3; стафилококк 2 и т. д.

Гайар и Шапю (Chaput) описывают 30-летнюю женщину, у которой на 27-й день брюшного тифа при правильном снижении температуры внезапно появились жестокие колики, рвота и метеоризм. Температура поднялась до 40,2°, пульс—160. У нее предположили перфорацию кишечника, сделали лапаротомию и нашли в животе небольшое количество мутной жидкости. Перфорации кишечника не оказалось, но правая фаллопиева труба была припухшей и имела прободное отверстие, через которое выходил гной. Посев гноя дал рост бациллы Эберта в чистой культуре.

Лежар опубликовал два случая гангренозного и перфоративного сальпингита. Здесь не было больших наполненных гноем фаллопиевых труб: они не превышали объема мизинца. Одна из них имела на своей внешней трети круглую перфорацию с бахромчатыми и черноватыми краями, откуда струилась гнойная и сукровичная жидкость. Поражение имело вид перфоративного аппендицита.