Именно в связи с этими случаями терапевты изучали значение каждого симптома, чтобы уметь принимать то или иное решение на основании одного из них. Мы уже видели, как ненадежны еще результаты этого изучения и насколько, повидимому, архаично предпочтение, которое некоторые терапевты оказывают метеоризму, икоте, мочевым симптомам, а другие—тимпаниту, внезапной гипотермии и т. д.

Лучшим признаком является сокращение. Мы сейчас остановимся на нем более подробно. Приведем случай, в котором, несмотря на апатию, почти коматозное состояние больного, был поставлен диагноз перитонеального поражения. Этот случай принадлежит Гаукесу.

«С. Д., 20 лет, поступил в больницу 25 ноября 1926 г., на четвертой неделе брюшного тифа,

«Он находился в апатичном и моментами в коматозном состоянии.

«Это был случай выраженной токсемии. 28 ноября, около 12 часов, пульс, равнявшийся 120, участился. Когда автор на 10 часов позже увидел больного, у него был пульс 160 и отмечалась ригидность живота, отчетливо выраженная в правой подвздошной впадине и гораздо более умеренная в правой стороне живота. В обеих боковых сторонах живота обнаруживалась некоторая тупость. О чувствительности трудно было судить ввиду апатичного состояния больного. Поставили диагноз перитонита вследствие изъязвления. 29 ноября в 12г/3 часов вечера больного оперировали.

«При этом у него нашли смешанную форму перитонита, отечную брюшину, местами с жидким экссудатом. В других местах обнаружили сухой слипчивый перитонит. Червеобразный отросток оказался нормальным. Подле илеоцекальной заслонки имелось еще не перфорированное изъязвление.

«Брыжеечные железы были воспалены. Больному наложили дренаж. После операции сокращение исчезло, но токсемия продолжалась. Больной умер.

На вскрытии видимой перфорации не оказалось. Перитонита уже не было».

Кассо Астериадес, спасший 4 больных из 5, упрекал себя по поводу смертного случая в том, что он упустил благоприятное время и был введен в заблуждение эйфорией, которая последовала за болью. Он справедливо настаивает на важности открытия у тифозного, на вид спокойного больного малейшей мышечной защиты и на необходимости ректального исследования, которое позволяет иногда обнаружить сокращенное, болезненное или выбухающее дугла- сово пространство. В одном из этих случаев, благодаря аускультации в точке максимальной боли, удалось услышать нечто вроде прерывистого свиста, как при утечке газа.

Если, вследствие слипчивого перитонита, образуется барьер, то инфекционный процесс может локализоваться. Но эти осумкованные перитониты представляют редкое явление1. Повидимому, они более характерны для перфораций слепой и ободочной кишок. Однако такое осумкование всегда бывает непрочным, и наблюдаются случаи как бы внезапного перитонита, который в действительности сначала был локализованным, а впоследствии внезапно распространился. Такой случай имел место у больного Буане. У одного барабанщика во время маневров внезапно появилась сильнейшая боль в животе, и он умер в тот же вечер. На вскрытии обнаружился прорыв объемистого осумкованного и, без сомнения, уже старого перитонита. Здесь имела место амбулаторная форма брюшного тифа и двухмоментный диффузный перитонит.