На вскрытии было обнаружено полное отсутствие всякого поражения тонкого кишечника и абсолютная интактность лимфоидного аппарата подвздошной кишки. Напротив, имелись диффузные поражения слепой кишки и червеобразного отростка. Последний был гангренисцирован, и era перфорация привела к острейшему диффузному перитониту. В червеобразном отростке и брюшине паратифозная палочка была обнаружена почти в чистой культуре.

Совокупность явлений и находок у больной не оставила у Видаля и Абрами никаких сомнений относительно гематогенного происхождения этого аппендицита.

Изучение поражений, найденных на вскрытии, завершило, по их мнению, картину. «Во-первых, топография этих поражений точно соответствовала расположению сосудов слепой кишки и червеобразного отростка. Еще более поразительным было то, что эти поражения оказались единственными, которые удалось обнаружить во всем протяжении кишечного тракта. Получалось впечатление, что микробные эмболии, рассеянные вследствие септицемии, пощадили все прочие ветви брыжеечных артерий, чтобы поразить исключительно артерии слепой кишки и червеобразного отростка. Подобная избирательность кишечных поражений заслуживает внимания. В нашем случае у больной, умершей в разгаре паратифозной септицемии, при жизни имелись все симптомы брюшного тифа, в частности, обильный цвета охры понос; следовало ожидать, что у нее окажутся поражения подвздошной кишки, характерные для тифозных инфекций. Однако эти поражения отсутствовали. Тонкий кишечник был совершенно не затронут. Никакого набухания пейеровых бляшек или других лимфоидных органов не обнаружилось.

«Все кишечные поражения локализовались в червеобразном отростке и слепой кишке. В припухшем, размягченном червеобразном отростке имелись две некротические бляшки. Перфорация одной из них привела к смертельному перитониту. Аналогичная бляшка локализовалась в слепой кишке, соприкасаясь с илеоцекальной заслонкой, а остальная часть слепой кишки была усеяна чечевицеобразными экхимотическими пятнами, аналогичными кожным розео- лезным пятнам. Во всех этих поражениях обнаруживалось огромное количество бацилл паратифа В в состоянии почти чистой культуры. Таким образом, тифлоаппендицит представлял единственную кишечную локализацию паратифозной септицемии.

«Наконец, гистологическое исследование позволяло заключить, что стенка слепой кишки была инфицирована гематогенным путем. На срезах червеобразного отростка интенсивность поражений, которые массивно распространялись на все слои его стенки, делала это исследование бесполезным. Напротив, изменения слепой кишки были весьма демонстративны. Экхимотичные пятна, усеивавшие слепую кишку, действительно состояли из узелкового инфильтрата, явно подслизистого и периваскулярного. Этот инфильтрат был пронизан многочисленными расширенными капиллярами, просвет которых местами был закрыт колониями бацилл, имевших форму и окрашивающие свойства паратифозных бацилл».

Нельзя точно определить частоту этих аппендикулярных перфораций при брюшном тифе или паратифе. Даже новейшие статистические данные не позволяют сделать правдоподобных выводов.

Старые и несколько противоречивые статистические данные, имеющиеся в работах Куломба (диссертация, 1899), Рене Франсуа (1904), Перрона (Revue de Chirurgie, 1905), едва ли могут быть использованы в настоящее время.