«Сначала мы увидели младшую сестру, которая была в более тяжелом состоянии. Ее привезли первой. Ребенок сильно ослабел, находился в состоянии прострации и выраженной адинамии, но был в полном сознании. Щеки впали, скулы цианотичны, губы имели сероватый оттенок, язык красен. Нос заострился, его крылья трепетали, глаза запали; конъюнктивы и кожа были слегка желтушны. Частота пульса равнялась 120, он был слаб, но правилен, без дик- ротизма. Температура 39,4".

«При исследовании нас сразу поразило состояние живота: он оказался сильно вздутым и не производил дыхательных движений. Отмечалось легкое коллатеральное венозное кровообращение торако-абдоминального типа. Весь живот был равномерно напряжен, причем обнаруживался выраженный метеоризм. Мышечного сокращения, в собственном смысле этого слова, повидимому, не было, а скорее имелось напряжение мышц над сильно расширенными кишечными петлями. Печеночная тупость исчезла. Селезеночная тупость и тупость в боковых частях живота отсутствовали. При пальпации отмечалась диффузная боль во всем животе, быть может, с некоторым преобладанием в правой подвздошной впадине. Белей не было. Ректальное исследование вызвало отчетливую боль в дугласовом пространстве. Во время исследования у больной отмечалась некоторая наклонность к тошноте.

«Чечевицеобразные розовые пятна отсутствовали. В горле ничего патологи- ческого не отмечалось.

«Исследование сердца и легких не обнаружило ничего ненормального. Бедра были согнуты и приведены к тазу и их трудно был разогнуть.

«Ригидность затылка отсутствовала, рефлексы нормальны.

«Короче говоря, после исследования этой первой больной мы, ввиду ясных физических признаков со стороны брюшной полости, готовы были исключить пищевое отравление и склониться к картине пятого дня перитонита, вероятно, аппендикулярного происхождения.

«Но исследование второго ребенка, С. Г., которого нам в этот момент привезли, осложнило нашу задачу. Мы нашли аналогичную клиническую картину такими же признаками со стороны брюшной полости, но с гораздо менее тяже

лым состоянием. Исхудание, цианоз лица, субиктеричность, сухость слизистых ротовой полости были менее выражены. Температура 38,2°, пульс 100, но живот также был вздут, неподвижен, тверд, напряжен, без тупости в боковых частях и равномерно болезнен. Бели отсутствовали. Ректальное исследование вызвало боль в дугласовом пространстве. Общее исследование не обнаруживало ничего ненормального.

«Таким образом, у двух сестер, после того как они съели крем, внезапно, с промежутком в несколько часов, возник одинаковый перитонеальный синдром.

«Было ли у них пищевое отравление с псевдоперитонеальным синдромом, например, паратиф с перитонеальной реакцией, или настоящий перитонит с неизвестной этиологией?

«Предположение о паратифе казалось мало вероятным ввиду быстрого развития явлений, возникших уже через несколько часов после поглощения пищи. Однако мы немедленно взяли две порции крови для гемокультуры, которая на следующий день дала важные результаты.

«С первого взгляда пищевое отравление казалось более вероятным ввиду совпадения явлений у обоих детей, но физические признаки перитонита занимали в клинической картине первое место, хотя нельзя было ясно понять его причины.