«Когда ему минуло 9 месяцев, мать взяла его к себе. Он весил 8,5 кг и регулярно каждую неделю прибавлял в весе около 100 г.

«В ноябре 1930 г. аппетит у него значительно уменьшился и в одну неделю он потерял в весе 300 г. После этого ребенок продолжал плохо питаться и в 1 месяц потерял около 1 кг. Он попеременно страдал запором и поносом. Трудно сказать, не были ли эти пищеварительные расстройства обусловлены нерациональным и недостаточным питанием.

«В марте у ребенка несколько раз имел место зловонный слизистый стул с примесью крови или сгустков крови; впрочем, сами испражнения обладали обычной окраской.

«Общее самочувствие ребенка ухудшилось, он был грустен, побледнел, повидимому, страдал и по временам кричал, причем не было никаких данных предполагать, что он испытывает особенные боли в области живота.

«23 марта его доставили в больницу Божон.

«Его кожные покровы и (в меньшей степени) слизистые оболочки отличались восковой бледностью.

«Он был очень худ, и в свои 17 месяцев весил 7 кг 300 г, тогда как в 8 месяцев его вес составлял больше 8 кг. Он казался грустным, никого не допускал к себе и начинал плакать при малейших попытках его исследовать. Слизистая рта была у него покрыта бляшками молочницы. Исследование различных органов не обнаружило ничего особенного. Сердце и легкие были нормальны, печень и селезенка не были увеличены. Исследование живота представляло затруднения из-за криков ребенка, но живот казался мягким, и не ощущалось ни тестоватого уплотнения, ни наличия ненормальной массы. Ректальное исследование дало отрицательные результаты.

«У ребенка в течение дня два раза имел место коричневый стул нормального вида, без слизи и крови. Лихорадка отсутствовала.

«Исследование крови обнаружил© некоторое уменьшение числа эритроцитов (3 050 ООО) и гемоглобина (55%). Количество белых кровяных шариков не было повышено (6 200), лейкоцитарная формула оказалась нормальной, и время кровотечения равнялось трем минутам.

«В последующие дни ребенок принимал пищу с большим трудом, вес его оставался прежним, температура поднималась до 38 и 38,5°, но причину этого обнаружить не удалось. Стул, имевший место один или два раза в день, был либо нормальным, либо с примесью слизи. В апреле у ребенка, который кричал всю ночь, и, повидимому, страдал, появился кровянистый стул. Последний был нормален, почти оформлен и не был окрашен кровью, но на постели оказалось небольшое количество темнокрасной жидкой крови и два больших черноватых сгустка величиной с крупный лесной орех.

«Ребенок был очень грустен, не говорил, не играл, отказывался от пищи и худел. Температура колебалась: то была нормальной, то доходила до 38,5 или 39°. По временам его лицо сморщивалось и он, повидимому, испытывал страдания.

«11 апреля снова был нормальный стул, смешанный с кровью и кровянистыми сгустками.

«Исследование живота, производившееся ежедневно, чрезвычайно затруднялось криками ребенка и мышечными сокращениями. Он начинал кричать при малейших попытках приблизиться к нему, и трудно было выяснить, действительно ли вызывало исследование боль. Живот казался мягким, но несколько раз на расстоянии 3 или 4 см над пупком и несколько справа от средней линии как будто прощупывалось в глубине маленькое, твердое и слегка подвижное тело величиной с биллиардный шар.