Таким образом, ошибочный и не исправленный на операции диагноз влечет за собой смертельный исход. Приведем случай Галлопо для иллюстрации всей обманчивости хирургического лечения острых перитонитов, которое не стремится доискаться истинной причины заболевания и, как в прежнее время, довольствуется дренажем.

«Грудной ребенок 11 месяцев был помещен в больницу с предположительным диагнозом инвагинации кишечника. Болевой приступ начался утром. У ребенка

была рвота, но стул, несмотря на клизму, со вчерашнего дня отсутствовал. День прошел в чередовании пароксизмальной боли и периодов затишья. В анамнезе имелись только кишечные кровотечения, наблюдавшиеся два раза в 5 и в 8 месяцев.

«При поступлении в больницу у ребенка отмечалось хорошее лицо, температура 38,5е, пульс 112. Живот оказался вздутым, больше всего в около- пупочной и в подложечной области. Перистальтика отсутствовала, отмечалась ясная, но локализованная защита прямых мышц живота; боковые части живота были мягкими, подвздошная впадина казалась свободной. Повидимому, диагноз аппендицита можно было исключить. У ребенка не обнаруживалось ни колбасовидного цилиндра, ни ободочного или сальникового тяжа. Так как ректальное:

исследование дало отрицательные результаты, то диагноз инвагинации исклю-т чался. На следующий день температура поднялась до 38,9°, появилась зеленоватая рвота, пульс стал 130—150. Отмечались вздутие и тимпанит живота и притупление в его боковой части слева. Пальпация стала невозможна. У больного наблюдалось сокращение прямых мышц и гиперестезия. Перистальтика полностью отсутствовала, а запор был абсолютным (отсутствие стула и газов). Ректальное исследование попрежнему давало отрицательные результаты. Больному назначили лед на живот, капельную клизму и инъекции камфорного масла. Вечером отмечалась тенденцияк ухудшению симптомов, температура стала 39°,. пульс 130.

«Ребенка было решено оперировать, несмотря на безнадежное состояние, и сделать самое необходимое, предполагая перфоративный перитонит.

«Операция. Подпупочная лапаротомия. Обнаружены инфильтрированные, отечные ткани брюшной стенки. При вскрытии брюшной полости вышло несколько пузырьков газа и показался желтоватый зловонный гной, который одно мгновение казался окрашенным желчью. Сращения отсутствовали. Брюшную полость промыли эфиром и в дугласово пространство ввели дренаж. Через 12 часов наступила смерть.

Пример, показывающий, что нужно научиться относить к обнаруженному на операции меккелеву дивертикулу наблюдавшиеся клинически явления.

Совершенно здоровый мальчик 19 месяцев. 3 июня 1928 г. родители привезли его в больницу, так как за несколько часов до этого у него появились боли в животе и рвота. Лихорадка отсутствовала. В кале содержалось около 60 г крови, живот был мягкий и безболезненный. Ректальное исследование дало отрицательные результаты. Клизма вызвала только кровь. На операции инвагинации найдено не было, но обнаружен меккелев дивертикул, охватывавший петлю тонкого кишечника. Ободочная кишка оказалась наполненной кровью. Так как причину кровотечения обнаружить не удалось, то живот закрыли. После операции кровотечение постепенно прекратилось.

«Через 2 месяца этого больного снова привезли в больницу в связи с повторением кровотечений. У него предположили пептическую язву и вторично сделали операцию. На операции была обнаружена инвагинация, фиксированная сращениями, которые легко удалось разъединить. Дивертикул с имевшейся в нем уплотненной зоной удалили, после чего наступило выздоровление.