Речь идет только о первых часах заболевания, т. е. об истинно хирургической фазе. Мы не станем описывать диффузный перитонит второго или третьего

дня, который чаще всего бывает гнилостным и похож на всякий другой диффузный перитонит; мы не коснемся также непроходимости кишечника в последней стадии перитонита. Важно быть знакомым с преперитонитическим опытом, с излиянием жидкости в полость брюшины. Этот выпот встречается почти всегда. Но мы увидим, в каких случаях он может отсутствовать или по крайней мере не обнаруживаться в момент вскрытия живота.

После вскрытия живота почти всегда выходит жидкость, свойства которой до периода перитонита указывают на перфорацию верхнего отдела пищеварительного тракта.

Приблизительно до десятого часа эта жидкость, нередко обильная и отличающаяся грязносерым цветом, бывает довольно водянистой. Она лишена запаха или имеет кисловатый запах. Часто она бывает смешана с желчью и окрашена ею, и почти всегда к ней примешивается газ. Иногда она состоит из простой слизи с взвешенными в ней частичками пищи.

Ее количество (в различных случаях весьма различное) ничего не говорит о месте перфорации, как, впрочем, и наличие желчи или пищи.

Обилие выпота связано не столько с локализацией прободения в желудке или двенадцатиперстной кишке, сколько с целым рядом других причин: с размерами перфорации, с отсутствием или наличием ложных перепонок, с подвижностью желудка, с временем и количеством последнего приема пищи, с наличием или отсутствием рвоты, с возможной закупоркой частичками пищи и, наконец, с возможным прикрытием перфорации.

Если в брюшной полости попадаются куски твердой пищи, то это обычно склонны относить на счет желудка. У одного из больных П. Матье, в брюшной полости которого оказалась твердая пища, имело место обширное прободение желудка. Но у больных Рутье, Дюжарье и т. д., в брюшной полости которых также содержалось довольно большое количество пищи, перфорация локализовалась в двенадцатиперстной кишке. Наконец, у больного Гюйа (перфорация первой части двенадцатиперстной кишки) в брюшной полости были найдены не только кусочки пищи, но и большое количество недавно поглощенной бисмутовой каши.

Эти случаи показывают, что количество и вид жидкого содержимого в гораздо большей степени зависят от размеров перфорации и состояния переполнения желудка, чем от локализации прободения в желудке или двенадцатиперстной кишке.

Впрочем, твердая пища в брюшной полости встречается лишь в исключительных случаях. Чаще обнаруживаются беловатые сгустки свернувшегося молока, жидкость, пахнущая вином или алкоголем, или другое недавно (иногда даже после перфорации) выпитое питье. Многие перфоративные отверстия, не пропускающие пищи, благодаря своим маленьким размерам, прекрасно фильтруют .жидкость и газ.

Наличие желчи не дает преимущественных оснований предполагать локализацию поражения в двенадцатиперстной кишке.

Возможно, что только перфорация двенадцатиперстной кишки может сопровождаться настоящим излиянием желчи, как, например, в.случае Файоля и в случае Руффиака (выделение сгущенной желчи), но желчная жидкость нередко встречается и при перфорациях желудка. Так было в двух случаях Гюстена (перфорация малой кривизны и перфорация задней поверхности желудка). В последнем случае желчная жидкость в большом количестве выходила из задней сальниковой сумки.

Выход газа при вскрытии брюшной полости очень часто наблюдается в случаях перфорации желудка или двенадцатиперстной кишки. В первые часы этот газ не имеет запаха, что позволяет исключить перфорацию толстого кишечника.