Гонококковые перитониты встречаются чрезвычайно часто. Большей частью они носят доброкачественный характер и после резкой вспышки, длящейся 48 часов, начинается явное успокоение.

Нередко они развиваются через несколько дней после септического coitus или случайного заражения и как будто, предшествуют всякой тяжелой инфекции труб. Впрочем, даже в этих случаях фаллопиева труба не все1да является простым каналом, позволяющим гонококковой инфекции достичь брюшины. Ее стенки уже бывают инфицированы, но при этом не имеется предварительного пиосальпинкса. Гонококк движется от вульвы к брюшине и беспрепятственно воспламеняет все встречающееся ему на пути. Такие перитониты полового происхождения представляют наибольший интерес для клинициста. Они разражаются у женщин и детей внезапно, как бы в разгаре здоровья, как будто дорога между вульвой и брюшиной является для гонококка гладкой, лишенной препятствий, задержек и преград, встречающихся на пути хронических гонококковых инфекций. Часто здесь имеет место свежее заражение молодой девушки,

новобрачной. Открытие места внедрения инфекции требует известной проницательности, но почти всегда компенсируется благоприятным прогнозом и возможностью консервативного лечения. В то же время оно объясняет вспышку заболевания, последствия которого тем скорее могут быть устранены, чем раньше поставлен диагноз. Я кратко остановлюсь на этих перитонитах сначала у взрослых женщин, а затем у девочек.

Первый случай, который мне пришлось наблюдать, оказался чрезвычайно трудным. Это была молодая танцовщица. 12 дней назад ее оперировали по поводу хронического аппендицита в отделении моего учителя Вальтера, в больнице Pi tie, где я в то время состоял интерном. Она выписалась из больницы через 8 дней посЛе операции в совершенно здоровом состоянии. Через 4 дня после этого ее принесли на носилках.

У нее оказался перитонит в полном разгаре: втянутый, ригидный живот с распространенным сокращением и непрерывная зеленая рвота, сильные диффузные боли, которые не удавалось локализовать при пальпации, и мало измененное лицо. Нельзя было сомневаться в наличии перитонита. Ввиду недавно сделанной операции опасались послеоперационного осложнения. Баумгартнер предпочел оперировать. Он сделал подпупочную лапаротомию. Зеленый гной струился между красными и растянутыми кишечными петлями. Со стороны слепой кишки и погруженной культи червеобразного отростка все обстояло абсолютно нормально. Следовательно, объяснение нужно было искать в другом месте. Оно легко нашлось, как только была открыта тазовая область.

Из двух не увеличенных в объеме, но гиперемированных яркокрасных фаллопиевых труб, через их брюшное отверстие, капля по капле выходил гной. Они были сочащимися и гнойными, наподобие glans penis гонорройного больного. Давление в их области усиливало выделение гноя. Больной сделали гистерэктомию, и она вскоре выздоровела. После этого мы узнали причину ее болезни. Еще прежде, чем выписаться из больницы, через 7 дней после первой операции, она, воспользовавшись быстрым выздоровлением, поспешила вернуться к своим пылким привычкам и приняла в изолированной комнате такого же нетерпеливого посетителя.

Через 5 дней после этого приключения у нее разразился перитонит, причем не было обнаружено никаких предшествующих поражений придатков матки. Ей сделали операцию, потому что заподозрили послеоперационное осложнение. Если бы был поставлен диагноз гонококкового перитонита, то, вероятно, не было бы необходимости в немедленном хирургическом вмешательстве.