Брока в одном случае также воздержался от операции, но, демонстрируя этого больного на лекции, он не знал, имеется ли здесь пневмококковый перитонит или перитонит на почве аскаридоза. Он даже допускал, что это перитонит, вызванный аскаридами.

У больного Вольфсона было обнаружено учащение пульса (130) и перитонеальные симптомы с поносом. «Так как лечащий врач был хорошо знаком с пневмококковым перитонитом, то он сознательно ожидал, чтобы прошел острый период». Через 10 дней была сделана инцизия большого пневмококкового абсцесса, и больной выздоровел.

Если в первый день не наблюдается тяжелого состояния, если обильный понос не сочетается с признаками гангренозного аппендицита и, наконец, если больная—девочка, то, доверяя перечисленным признакам, мы можем подумать о наличии пневмококкового перитонита. К сожалению, на большее рассчитывать нельзя.

Если верно, что клиническая картина вызывается пневмококком и что наблюдение Липшюца и Ловенбурга обычно подтверждается (начальный насморк, носоглоточная инфекция в 90% случаев); то легко понять, как важно для установления диагноза открытие первичного очага.

Но мы увидим, что если в первый день не удается поставить диагноз, то есть еще возможность удостовериться в наличии пневмококкового перитонита.

Предположим, что клинический диагноз не мог быть уточнен и что хирургу пришлось сделать операцию. Позволяет ли в этих случаях исследование брюшной полости достаточно быстро убедиться в истине, чтобы избежать излишних манипуляций? Возможен ли быстрый операционный диагноз? Шаудиг и Корахан указывают на некоторые признаки макроскопического исследования.

«Через несколько часов после начала заболевания в брюшной полости обнаруживается свободная вязкая, желтоватая, лишенная запаха жидкость. Кишечные петли с сильно гиперемированной серозной оболочкой не блестят, а имеют бархатистый вид» (Шаудиг).

«Это—густой, как мед, желтый или желто-зеленый гной. Иногда обнаруживается серозно-гнойная жидкость, но она никогда не бывает зловонной. Этот гной характеризуется содержанием маленьких фибринозных сгустков, похожих на зерна манной крупы. Кишечные петли гиперемированы, но не растянуты. Ложные перепонки слабо приращены» (Корахан).

Пневмококковые перитониты бывают различной тяжести: либо острейшими, либо острыми, либо скрытыми и подострыми.

По Адамсу и Кассиди, имеются три основные разновидности.

Одни перитониты являются острейшими и сходны с аппендикулярными перитонитами; другие характеризуются прогрессирующим началом и напоминают брюшной тиф; наконец, третьи напоминают туберкулезный перитонит.

Но мы видели, что это разграничение не имеет значения для первого дня заболевания. Несколько примеров позволят лучше зафиксировать эти важные различия.

1.            Первый пример заимствован у Мак Картнея и относится к молниеносному, острейшему перитониту.

(Девочка, 6 лет, поступила в больницу с жалобами на острую боль в животе, упорной рвотой, временами она впадала в состояние прострации. Она заболела всего за 24 часа до поступления. Утром она казалась вполне здоровой и очень хорошо позавтракала. В 10 часов утра во время игры с маленьким товарищем у нее внезапно появилась сильная боль в животе, и уже через полчаса ее состояние стало серьезным. Девочку уложили в постель, но боль и рвота продолжались весь день. То же самое было ночью, но она жаловалась мало, а утром у нее наступил коллапс с моментами потери сознания.