Гнилостный перитонит почти всегда вызывается перфорацией отростка при гангренозном аппендиците.

Обычно он характеризуется довольно ясными признаками, благодаря которым его легко распознать, особенно в начале развития. Несколько позднее эти признаки утрачивают свою ясность.

Заболевание начинается крайне бурно. Истинная боль от перфо- р а ц и и—это самая сильная аппендикулярная боль. Она дает повод к смешению с самыми болезненными синдромами: перфоративной язвой, геморрагическим панкреатитом, инфарктом брыжейки.

Эта жестокая боль быстро распространяется, особенно в левую сторону1. Однако, наряду с этой жесточайшей болью, другие признаки не поражают своей выраженностью.

Рвота бывает незначительной. Вместо задержки стула и газов наблюдается зловонный, холероподобный понос.

Температура поднимается мал о—да 38°, а иногда и еще меньше. Но пульс бывает учащен (140) или реже замедлен (40, 50); он слаб и едва прощупывается.

Лицо принимает свинцовый или серый оттенок; черты его вытягиваются и выражение становится тупым или беспокойным; глаза западают, взгляд блуждающий, затуманенный, угасший.

Несмотря на частичное отсутствие признаков воспаления, имеется совокупность грозных предвестников: расхождение между пульсом

и температурой, понос, серый цвет лица, жестокая боль.

Приступаем к исследованию. Мы обнаруживаем незначительное вздутие, но вместе с тем иногда отмечается ясный предпеченочный тимпанит.

Живот слегка участвует в дыхании, так как движения диафрагмы мало болезненны. Кожная гиперестезия и острая боль отсутствуют, но имеется сокращение справа и вокруг пупка. При ректальном исследовании отмечаетсяболь в области дугласова пространства.

Иногда больной говорит, что ему стало лучше, что прошло два или три часа с тех пор, как он почувствовал уменьшение боли. Но понос продолжается и пульс остается плохим.

Нужно выяснить, имеется ли здесь ясное сокращение, деревянный живот и нет ли тревожных симптомов. Истинный гнойный перитонит убивает в б—8 дней, а гнилостный в 3—4 дня.

Везде приводится следующий пример. Санитар больницы, сопровождавший из Берка в Париж группу выздоравливающих, в Амьене внезапно почувствовал боль. Прибыв в Париж, он отправился в больницу Ларибуазьер. Его исследовали и нашли у него почечнокаменную болезнь. Что может быть лучше инъекции морфия при почечной колике? На следующий день санитар умер. На вскрытии были обнаружены аппендикулярная перфорация и гнилостный перитонит.

Однажды ночью мне позвонил врач, что у его коллеги из пригорода внезапно появилась боль в животе со рвотой. Он заподозрил аппендицит. На мой вопрос, считает ли он случай неотложным, он ответил: «Можно подождать до завтра, но не больше». Чтобы выиграть время, я велел привезти больного ночью и рано утром был уже у него. Больной извинился, что побеспокоил меня, так как он уже чувствовал себя гораздо лучше. Пульс был 120, температура 38,4°. Отмечалось разлитое, но мало ригидное сокращение и не очень сильная, но локализованная в одной точке боль с правой стороны. Больной вторично обратил мое внимание на то, что боль уменьшилась. Мне пришлось энергично убеждать его в опасности промедления. Наконец я его оперировал и нашел грязную жидкость с пузырьками газа, отвратительный гнилостный запах и гангрену всего червеобразного отростка, который был черен и перфорирован. Больной быстро выздоровел. Он был этим обязан П. Марти, которой поставил диагноз острого аппендицита, и мне, не принявшему внезапное уменьшение боли за успокоительный признак.