Винкельбауер пришел на основании своего наблюдения к выводу, который отныне должен быть законом для всех хирургов: «Если на операции не обнаруживаются поражения, которые целиком и полностью подтверждают диагноз аппендицита или инвагинации, то нужно подумать о меккелевом дивертикуле. Само собой разумеется, что в случае явных поражений он должен быть удален, но даже если их нет, дивертикул все равно следует удалить. Его необходимо удалять и тогда, когда он является случайной находкой на какой-либо операции, так как он представляет для больного целый ряд опасностей, которые служат достаточным основанием для его устранения».

Прибавим к этому, что гистологическое исследование дивертикула должно быть обязательным. Оно позволит зарегистрировать большее число язв и тем самым уменьшит статистическую цифру перфоративных и неперфоративных дивертикулигов. Кроме того, в некоторых инвагинированных (Габерер, Штульц) дивертикулах или в дивертикулах, окруженных перидивертикулитом, удастся обнаружить пептическую язву.

Клинический диагноз может быть неточным. Независимо от того, оперируется ли больной по поводу кровотечений, заставляющих опасаться инвагинации, или по поводу другого тяжелого абдоминального синдрома, у него необходимо исследовать всю брюшную полость. При этом можно исправить клиническую ошибку и добиться исцеления.

Иллюстрацией является нижеследующий случай (Февр и Лепар), в котором был поставлен диагноз кишечной инвагинации.

«Грудной ребенок 5 месяцев был отправлен в больницу 16 июля 1929 г. с диагнозом инвагинации. Накануне он не чувствовал недомогания, но несколько раз имел стул черного цвета. Через 18 часов внезапно наступило тяжелое состояние: повторная рвота, сильные боли в животе, снова кровянистый стул. Исследование обнаружило сокращение всей брюшной стенки. Валик отсутствовал. При ректальном исследовании появилась коричневатая, шоколадного цвета кровь. Температура поднялась до 40°. Несмотря на сильную лихорадку, на кровянистый стул, которому на день раньше предшествовали сильные боли в животе, несмотря на, казалось бы, слишком постоянный характер этих болей, jvibi поставили диагноз кишечной инвагинации.

«Ребенка немедленно оперировали. Ему сделали срединную надпупочную лапаротомию. При вскрытии брюшной полости был обнаружен гной и зеленоватые кусочки. Эго оказался разлитой перитонит, вероятно, перфоративный. Мы предположили перфоративную инвагинацию. Ободочная и слепая кишки были нормальными, желудок и желчный пузырь—также. Тогда мы заподозрили перфорацию тонкого кишечника и наличие перфорированного меккелева дивертикула. На расстоянии 50 см от илеоцекального угла было найдено нечто вроде красноватого гребешка на кишечнике, который, казалось, представлял с ним одно тело. На передней стенке этого дивертикула, у места отхождения от кишечника, имелось круглое прободное отверстие размером меньше чечевичного зерна. Дивертикул удалили и ввели дренаж в дугласово пространство. Послеоперационное течение носило тяжелый характер, однако по прошествии 3 недель состояние ребенка с хирургической точки зрения казалось прекрасным. Через месяц температура снова повысилась, но не обнаружилось никаких хирургических осложнений. Стул был правильным, живот мягким, не было никаких следов абсцесса в дугласовом пространстве или в другом месте. У ребенка предположили легочное заболевание и с температурой 40 перевели его в терапевтическое отделение. Но на следующий день мать внезапно его увезла, и мы потеряли его из виду. Однако какова бы ни была окончательная судьба этого ребенка, результаты операции с хирургической точки зрения, очевидно, можно честно считать удачными».