Поскольку некоторые французские авторы продолжают писать на эту тему с большим увлечением, но с недостаточными цифровыми данными, я позволю себе уточнить современное состояние вопроса. При этом я упомяну о некоторых чрезвычайно интересных экспериментальных фактах, на которые я уже обратил внимание три года назад.

Ленорман в 1912 г. познакомил нас с первыми опубликованными за границей случаями.

Приведу случай, который наблюдали Клермон и Габерер в клинике Эйзель- сберга.

«64-летний тучный мужчина, 20 лет страдавший запором и геморроем, в начале января 1916 г. внезапно почувствовал боль с левой стороны живота. Клизма вызвала эвакуацию большого количества каловых масс.

«После нескольких дней затишья боли возобновились, но на этот раз локализовались в верхней части живота, причем в области желчного пузыря отмечалась особенно чувствительная точка. Боли продолжались до 13 января а затем уменьшились; одновременно с этим появилась сильная желтуха, печень и желчный пузырь увеличились. Общее состояние продолжало оставаться хорошим.

«В конце января и начале февраля возобновились очень сильные боли, достигавшие максимума около левого изгиба ободочной кишки. Желтуха уменьшилась, но кал оставался бесцветным.

«Вскоре у больного обнаружили свободную жидкость в брюшной полости, количество которой быстро возрастало. 30 января температура оставалась нормальной, пульс участился до 120 и появилась рвота. Только 6 февраля, т. е. через месяц после начала явлений, больной поступил в клинику. В это время у него отмечался растянутый живот с большим скоплением жидкости, боль

3 области желчного пузыря, который, однако, уже не прощупывался при пальпации, и желтуха, гораздо сильнее выраженная в области брюшной стенки, чем в остальных покровах; пульс 132, лихорадка отсутствовала.

«На основании этих симптомов поставили диагноз перитонита и сделали лапаротомию. При вскрытии живота из него вышла струя жидкости, сильно окрашенная в желтый цвет, но без запаха. Жидкости оказалось огромное количество (7—8 л). Все ткани, брюшина и внутренние органы имели интенсивную желтушную окраску. Серозная оболочка была несколько гиперемирована. Кишечник не был растянут. Внимательное исследование желчных путей не обнаружило никакой перфорации. Головка поджелудочной железы оказалась несколько уплотненной, но не имела опухоли. В желчном протоке содержался камень величиной с персиковую косточку и на его уровне отмечалось почернение стенки, как будто здесь начиналась гангрена. Камешек подкатили к желчному пузырю и извлекли его посредством разреза последнего. После этого живот зашили, оставив тампоны. Сначала казалось, что больному становится лучше, но на четвертый день он умер б состоянии коллапса с температурой 39°.

«На вскрытии подтвердилось наличие желчно-гнойного перитонита при отсутствии всяких микроскопических поражений желчных путей: не было ни перфорации, ни гангрены, ни изъязвления. Имелся только холецистит, и в общем желчном протоке было найдено еще два маленьких камешка. В перитонеальной жидкости были обнаружены короткие цепи грамположительных кокков».